Ярусная композиция парка

Первый ярус (5...60 м над уровнем моря) — это как бы преддверие парка, на втором ярусе (65...100 м) расположены центральная площадь, детский и культурно-просветительный сектора. Ближний к городу и наиболее высокий и обрывистый холм этого яруса занимает монумент С. М. Кирова. Эта точка прекрасно воспринимается с моря, со всех уголков парка, с центральных улиц города и приморского бульвара. Третий ярус парка представлен более покатыми склонами и нагорным плато, он предназначен для спортивного сектора, поля массовых действий, открытого театра. Отсюда открываются самые широкие перспективы, в то же время отдаленные от бровки участки плато в большей мере зрительно изолированы от остальной части парка и города. Последний, четвертый ярус — наиболее высокие гребни и отдельные вершины, где не располагают никаких сооружений.

Первоначальные эскизы парка, рисунок дорог, террас и другие элементы полностью подчинялись существующему рельефу. Но затем в ходе строительства выяснилось, что лучше следовать ему лишь в основных направлениях, устраняя многие второстепенные детали срезкой или заполнением, тем самым упрощая работы и в то же время подчеркивая общую структуру рельефа.
 
Проведенный нами детальный анализ рельефа Бакинского амфитеатра показал, что решающее значение для композиции парка и прилегающих к нему территорий имеют мысообразные выступы ярусов с наиболее крутыми склонами и четко выраженными    бровками — своего рода  «золотые точки» рельефа, доминирующие над нижележащими пространствами. Такие точки целесообразно использовать для организации видовых площадок, размещения особо ценных архитектурных сооружений, монументов. Крутые склоны под ними в целях сохранения  визуальных  связей  центра города с природным окружением целесообразнее оставлять в их естественном виде. Рядовую парковую застройку, которая не может обогатить силуэт и панораму склонов, лучше располагать на некотором отдалении от бровки. Не менее важно обеспечить свободные зрительные выходы в сторону города и моря из полузамкнутых «бухт», образованных отступами рельефа. Не случайно в одной из самых крупных из них намечается строительство подковообразной трибуны со спортивной ареной и площадью для действий.
 
Главная особенность парка, расположенного на склоне, — фронтальность его композиции. Наклонная плоскость организует и предопределяет всю систему визуальных коммуникаций — взгляд скользит с верхних террас на нижние и далее к подножию склона. При положении наблюдателя внизу взгляд устремляется прежде всего вверх, поднимаясь с одного горизонтального уровня на другой к вершине. Такое одностороннее раскрытие парка заставляет трактовать его как последовательную серию картин, симметричную к главной оси движения, обычно направленной поперек склона или по диагонали к нему.
 
Типичной композиционной задачей таких парков является выявление пространственной структуры склона, которая часто   сводится к формированию системы террас, т.е. чередованию подъемов и относительно плоских ступеней рельефа. Решающую роль играют при этом бровки — четкие переломы, переходы от плоских элементов к наклонным. Именно отсюда, с бровок открываются виды вниз, здесь формируются силуэтные линии ограничения видимости при восприятии парка снизу. Параллельные линии бровок вместе с наиболее крутыми участками склона определяют вид парка при фронтальном его рассмотрении, в то время как плоские ступени скрыты от наблюдателя. Цель ландшафтного архитектора — подчеркнуть с помощью архитектурно-ландшафтных средств эту ступенчатую, ритмичную структуру рельефа. Другая особенность   заключается в том, что основные парковые сооружения, а также такие элементы, как спортивные площадки и т.п., размещаются на указанных ступенях в тех местах, где они достигают наибольшей ширины. При этом крутые участки   склонов обычно остаются свободными от застройки. Такое чередование ярусов типично для склонового  парка.  Эту  закономерность можно проследить как в классических парках, так и во многих парках советских городов, расположенных на крутых берегах больших рек — на Косогоре в Ульяновске, на правом берегу Волги в Нижнем Новгороде, на склонах Днепра в Киеве и Днепропетровске.
 
Парк им. Фрунзе в Витебске расположен на крутых террасированных склонах р. Витьбы. Своебразие парку придают хорошо прорисованная живописная сеть дорог и малые архитектурные формы, вписанные в рельеф. Ландшафт обогащается включением каменных подпорных стенок, декоративных боскетов, пергол, интимных зеленых «кабинетов», лабиринтов.
 
Сложная система террас, видовых аллей и площадок, обращенных к Днепру, организована в недавно реконструированном парке им. Шевченко в Днепропетровске. Здесь сохранены естественные каменные откосы, отдельные сооружения, такие, как игротеки, танцплощадки, детский городок, а окружающие их площадки как бы встроены в «ступени» рельефа. На видовых бровках деревья высажены «букетами», которые, обеспечивая затенение, в то же время не заслоняют панорамы речной долины и островной части парка.
 
Так называемые отрицательные формы рельефа — каньоны, узкие речные и горные долины, ложбины, овраги и т. п. — требуют совершенно иных приемов садово-парковой композиции, чем рассмотренные выше.
 
Определяющим фактором композиции парка, расположенного в горной долине или каньоне, является наличие склонов, ограничивающих пространство с двух сторон, и узкой горизонтальной плоскости днища, занятого водотоком и поймой. В такой ситуации всегда есть ведущая продольная пространственная ось, которая подчиняет себе весь парк. Вдоль этой оси обычно проходят главные аллеи, размещаются основные парковые сооружения, крупные площадки (рис. 12.3). Если поперечный профиль долины в самом типичном случае как бы симметричен, то продольный уклон долины сообщает ей ярко выраженную динамику — вверх и вниз по течению водотока. Характерной приметой является и то, что боковые склоны — борта долины всегда находятся в поле зрения, важно сохранить их в естественном состоянии, предотвратить возможные нарушения растительного покрова, эрозию почвы, осыпи и пр.
 
Как правило, относительно прямые и широкие участки должны сменяться резкими поворотами. Это обстоятельство предопределяет выбор наиболее инсолируемых (желательно в течение второй половины дня) и просторных участков для размещения основных мест массового отдыха в парке. Узкие затесненные места используются лишь для связи между основными расширенными участками парка, но играют важную композиционную роль — они членят линейное пространство на определенные отрезки. Особенно важны участки склонов в торце расширенных участков долины на ее поворотах, они долго находятся в поле зрения при передвижении по продольной оси.
 
Типичным примером организации парка в узкой речной долине является каньон р. Раздана в Ереване. Его характер определен цепочкой каскадных запруд вдоль реки, которые вносят разнообразие и помогают избавиться от ощущения замкнутости, «сдавленности» пространства — крутые стены каньона местами достигают высоты 100 м.
 
Парки в горных долинах. Сквозная продольная ось композиции, определяющая визуальное воздействие береговых склонов, членение пространства на отдельные замкнутые ландшафтные «бассейны» Рис. 12.4. Парки на овражных территориях
Рис. 12.3. Парки в горных долинах. Сквозная продольная ось композиции, определяющая визуальное воздействие береговых склонов, членение пространства на отдельные замкнутые ландшафтные «бассейны»: 1 — композиционная ось; 2 — центральная зона; 3 — боковые зоны активного визуального раскрытия Рис. 12.4. Парки на овражных территориях. Преобладание замкнутых композиций, выявление пространственной оси, подводящей к «устью» оврага, и эффект выхода к открытому пространству, организация малых каскадных водоемов с водопадами, организация верхних видовых точек на бровке: 1 — композиционные узлы; 2 — главная ось композиции; 3 — второстепенные оси композиции; 4 — бровки и видовые точки; 5 — днище оврага; 6 — склон оврага; 7 — верх оврага
Рис. 12.5. Парки с использованием форм микрорельефа Рис. 12.5. Парки с использованием форм микрорельефа. Композиционные приемы усиления амплитуды колебания высотных отметок, посадка деревьев или размещение архитектурных сооружений на самых высоких точках, устройство насыпных горок, подчеркивание небольших впадин и понижений: 1 — начало развития композиции; 2 — зона композиции, рассчитанная на восприятие издалека; 3 — силуэт; 4 — начало развития композиции; 5 — ритмически повторяющиеся видовые точки; 6 — ритм наклонных к лучу зрения плоскостей с четкой планировкой; 7 — небольшая горка, холмик определяют композицию, связанную с окружением; 5 — блюдцеобразное понижение определяет замкнутость и изолированность композиции
 
Интересно проследить, как меняются зрительные впечатления при следовании вдоль единственной продольной композиционной оси этого парка. Пройдя под огромной аркой автодорожного моста, пешеход оказывается в довольно узкой долине, временами принимающей характер горного ущелья, изолированного от городского окружения. Шум падающей воды у многочисленных плотин также усиливает ощущение отрыва от обычной городской обстановки. Затем в более широких участках на верхней кромке становятся заметными отдельные высотные сооружения и здания, расположенные непосредственно у обрыва. Наконец, в нижней части парка каньон включает в себя грандиозную чашу стадиона, пространство еще более расширяется и как бы сливается с городом.
 
Лучшие видовые точки парка расположены не внизу, а на крутых боковых склонах долины, в местах ее излома в плане — из смежного парка «Цахкадзор», у мостов и др. Подход к центральной части парка (где находятся памятные родники и станция детской железной дороги) идет от городского центра через глубокий тоннель, что создает определенное настроение и подготавливает к восприятию парка.
 
Исходная ситуация при размещении парков на овражной территории или на базе использования большого тальвега во многом напоминает ситуацию парка в долине, но и имеет свои особенности. Протяженность любой овражной системы обычно невелика, каждый тальвег или овраг выходит к широкому пространству реки или равнины, поэтому такие выходы становятся главными и характерными элементами пространственной композиции (рис. 12.4). В структуре рельефа овражного парка можно выделить следующие основные части: верхнее плато, основной ствол оврага и его боковые отвершки, открытую зону в месте выхода оврага к открытому пространству. Кроме того, выделяются мысообразные выступы плато в местах слияния оврагов, боковые склоны и днища в самих оврагах и тальвегах.
 
Хотя при работе над композицией парка желательно подчеркнуть естественную архитектонику рельефа, все же здесь, как правило, приходится главные усилия направлять на обогащение исходной ситуации — смягчение слишком резких уступов оврага, расширение его пространства, озеленение, обводнение и т. д.
 
Для тех мест парка, которые расположены непосредственно в пределах тальвега и оврага, характерна определенная замкнутость пространства. Это свойство данной формы рельефа может быть композиционно подчеркнуто, что обеспечит некую интимность, «камерность» среды. Однако чаще приходится решать обратную задачу — как придать более открытый характер чересчур замкнутым и измельченным пространствам. Это достигается обычно трассировкой сети дорог, троп и лестниц, которые сбегают со склонов и сливаются затем в единое «русло» у выхода из оврага. Ведущий вид озеленения в таких ситуациях — газоны и кустарники, высокая растительность применяется лишь в отдельных местах для разнообразия пейзажа. Архитектурные сооружения лучше размещать вблизи бровок верхнего плато и у выходов оврага.
 
Примеры создания парков на овражных территориях можно видеть, в частности, в Волгограде, где они стали важным элементом системы озеленения, а также и во многих других городах, где сильно развиты процессы эрозии прибрежных склонов. Один из красивейших парков в стране — Стрыйский во Львове — сформирован на основе мастерского использования особенностей овражного рельефа.
 
Парки на ровной местности. Наибольшие трудности архитектурно-художественного порядка возникают не в тех случаях, когда рельеф выражен четко и определенно, а на относительно ровной местности, где надо уметь почувствовать нюансы рельефа, попытаться использовать в композиции малозаметные неровности земной поверхности, увидеть и развить то, что кажется лишь намеком, превратить ту или иную деталь в существенный фактор архитектурно-ландшафтной организации территории.
 
Основа выразительности многих исторических садов, например Во-ле-Ви-конта, Версаля и Шантильи, созданных Ле Нотром — известнейшим мастером французского классицизма (прозванным «садовником короля и королем садовников»), построена именно на игре горизонтальных плоскостей, тончайших перепадах уровней газонов дорог, водных зеркал, низких парапетов, которые оживляют однообразную поверхность земли и создают необходимый композиционный эффект.
 
Абсолютно ровной поверхности в природе не бывает, внимательный глаз всегда заметит оживляющие равнину топографические подробности — небольшие всхолмления, лога и гряды, замкнутые понижения и пр. Задача заключается в том, чтобы сохранить и усилить наиболее интересные детали рельефа, включить их в композицию, «раскрыть» посетителю парка или зоны отдыха.
 
Надо иметь в виду роль контраста. Если мы намерены усилить зрительный эффект небольшого холма или горки, посетителю лучше подойти к ним по ровной дороге или увидеть на фоне плоской местности, а еще лучше на фоне многопланового пейзажа с четко выраженными членениями (рис. 12.5). В самом общем виде принцип включения микрорельефа в композицию можно выразить усилением амплитуды колебаний высотных отметок: то, что расположено относительно выше общего уровня, должно казаться еще выше, то, что ниже — должно казаться еще ниже. При этом самые выигрышные ситуации возникают там, где эти противоположности находятся в непосредственной близости друг к другу. Основные видовые направления парка должны ориентировать зрителя на эти участки именно с тех сторон, где контраст выражен максимально.
 
Садово-парковое искусство давно уже выработало приемы подчеркивания, утрирования форм микрорельефа. К ним относятся, например, посадки деревьев с высокой кроной на вершинах холмов и гряд, размещение там отдельных архитектурных сооружений, организация малых водоемов в понижениях и др. Решающую роль может в этих случаях сыграть учет определенной точки зрения — вид на холм снизу, вид на водоем с более высокого и крутого берега, выбор такой позиции, где обеспечивается самый большой вертикальный угол восприятия панорамы, ее многоплановость. Зрительно усилить значение небольшой возвышенности или склона могут и такие приемы, как намеренное усложнение рисунка тропы или дороги — придание им характера серпантина, обсадка склона низкорослыми деревьями и усложнение его формы для создания иллюзии большой высоты.
 
Анализ примеров планировки показывает, что характер дорожно-тропиночной сети зависит прежде всего от степени вертикальной и горизонтальной расчлененности рельефа: чем сложнее поверхность земли, резче перепады, больше изрезанность, тем больше оправдана извилистость дорог, неожиданные изменения их направления, крутые повороты, частые перемены в поперечном профиле (рис. 12.6). Прямые подъемы при уклонах порядка 10° обычно заменяют на диагональные, в тех случаях, когда высота подъема значительна и диагональное направление уводит дорогу слишком далеко в сторону, становится наиболее оправданным серпантинный подъем. Неоправданное рельефом петляние парковой дороги по ровной местности часто вызывает раздражение пешехода, провоцирует его на «срезание угла».
 
Рис. 12.6. Парк Кинцигзее. Германия
Рис. 12.6. Парк Кинцигзее. Германия. Пространственная композиция парка следует характеру мягкого рельефа речной долины. Пойменные понижения и техногенные нарушения рельефа использованы для создания пруда с естественным очертанием берегов озера: 1 — спортивная зона; 2 — кемпинг; 3 — пляж; 4 — аллеи для верховой езды; 5 — сад любимых занятий; 6 — рыбный пруд; 7 — луг для игр
 
В парках, расположенных на горных склонах, в долинах рек, на территории, покрытой оврагами, среди холмов и озер, есть основания для создания так называемых альпийских ландшафтов, ведущим компонентом которых является камень. Хаотические россыпи валунов, нагромождения скал, наслоение гальки, гравия, песка могут ассоциироваться с природными моренами высокогорий и горно-альпийскими лугами. Великолепные примеры использования камня для обогащения садово-паркового ландшафта можно наблюдать, например, в Софиевке, Александрии, Воронцовском парке в Крыму. Особого развития это своеобразное искусство достигло в известных исторических садах Китая и Японии (сад камней в Киото), где композициям из камня придавалось определенное символическое значение. Традиция включения камня в пейзаж существует и в наши дни, причем не только при создании альпинариумов в ботанических садах (например, в Ботаническом саду АН УССР в Киеве), но также и при оформлении массовых парков. Из последних примеров можно привести парк в Черкассах, где берега водоемов обрамлены завезенными сюда крупными глыбами гранита, или народный парк на горе Витоша, где «каменные реки» (естественные россыпи камня) использованы в качестве важного элемента общей композиции.
 
Приемы включения камня в парковый пейзаж достаточно полно изложены в литературе (Петцольд, Андре, Рубцов, Лыпа и т. д.). Здесь надо подчеркнуть лишь необходимость возможно большей естественности при введении альпийских мотивов в парк. Важно избежать эклектического, беспорядочного смешения равнохарактерных компонентов, не имеющих аналогов в природе. Существует сложная взаимосвязь между характером местного рельефа, грунта, растительности, водоемов и композицией из камня. Это надо иметь в виду при выборе формы, цвета и фактуры отдельных камней.
 
Источник: «Ландшафтное искусство». Боговая И.О., Фурсова Л.М. 1988
 
поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер