Гранитная терраса. Катальная гора

Царское Село. Екатерининский парк. Глава «Гранитная терраса» книги «Пушкин. Дворцы и парки»; автор: Петров А.Н.; издательство «Искусство», Ленинград, 1964 г.


Панорама Большого пруда и его берегов возникла в результате длительного и целеустремленного труда паркостроителей. Начав с изменения конфигурации пруда, с посадки на его берегах сотен деревьев, искусно сгруппированных по окраске их листвы, они завершили свой труд постройкой монументальной Гранитной террасы на высоком северо-западном берегу пруда. С террасы открывается великолепный вид на широкие просторы парка.

В XVIII веке, в течение трех десятилетий, на месте Гранитной террасы существовала Катальная, или, как ее называли современники, «Катательная» гора — одно из увеселительных сооружений резиденции.

До нашего времени дошло, правда, без катальных форсов (скатов), аналогичное здание в г. Ломоносове (Ораниенбауме), созданное Ринальди. Как и в Ораниенбауме, Катальная гора в Царском Селе представляла собою внешне эффектное и сложное в конструктивном отношении сооружение. Ее техническая сторона, связанная с расчетами конструкций и допустимых уклонов катальных форсов, была разработана выдающимся русским ученым и изобретателем XVIII века A.К. Нартовым.

Им же было выбрано место для постройки Катальной горы за пределами Старого сада над широким открытым склоном холма. Нартов правильно оценил его как своеобразный амфитеатр, откуда открывалась панорама Большого пруда и сада. Среднюю часть горы он предлагал оформить в виде грота и распланировать перед ним по склону «увеселительный огород с партерами».

Архитектурное оформление замысла Нартова было возложено на Растрелли.

[Записка Нартова к проекту Катальной горы датирована декабрем 1749 г. Можно было бы предположить, что проект Нартова был заменен проектом Растрелли, исполнившим в 1752 г. деревянную модель Горы. Но сохранилось письмо управляющего Конторой строения Села Царского П.Н. Григорьева к Нартову, датированное 14 сентября 1754 г., подтверждающее, что замысел принадлежал Нартову, а Растрелли — лишь архитектурное оформление (ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 11, 1749 г., д. 107, л. 15). В этом же архивном деле — записка Нартова (лл. 5—7).]

Предполагалось, что Катальная гора будет сооружена в течение 1749 г., но Растрелли нашел нужным, как он это делал обычно, изготовить предварительно модель, воспроизводившую здание со всеми деталями внутреннего и наружного убранства. [21 февраля 1751 г. Растрелли просил Контору строений села Царского «ордеровать» резного мастера Дункера, чтобы последний изготовил для модели Горы «резной работы статуи и протчее резное украшение» (ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 11, 1749 г. д. 69, л. 22).] Постройка здания началась в 1754 г. и была закончена в 1757 г. В 1765 г. архитектор B.И. Неелов пристроил к горе, имевшей два форса, третий, проходивший по склону и далее к острову в центре пруда.

[Один из форсов Горы предназначался для катания зимой, два других — летом. Нартов сконструировал «механическую но горе катательную коляску» с медными колесами на железных осях. Коляска должна была скатываться по двум железным полосам, укрепленным на дощатом помосте форса — т. е. по рельсам. Он продумал и декоративное оформление коляски, украшенной позади двумя орлами, военными арматурами по сторонам и впереди — фигурой «летящего крокодила» в «Нептуновой раковине». Свой проект Нартов запечатлел в двадцати чертежах и рисунках. Ни один из них до настоящего времени не найден.]

Фасады центрального двухэтажного павильона Растрелли декорировал колоннами и пилястрами, лепниной, вызолоченными вазами и статуями. Восьмиугольный зал в центре здания завершался куполом, увенчанным статуей. По сторонам центрального размещались два круглых в плане малых зала — обеденный и зал для игр.

Расположение двух пологих форсов, по сторонам павильона, определило направление широкой прямой аллеи, идущей от дворца и носящей ныне название Рамповой.

Катальная гора была разобрана до основания в 1792—1795 гг., и на ее месте Камероном начата постройкой обширная галерея с тридцатью двумя колоннами из пудостского камня. [Проект, исполненный Камероном, не дошел до нашего времени, но сохранился проект павильона на месте Катальной горы, разработанный И.В. Нееловым (ГПБ. ОР. Собр. архит. №№ 63 и 64).] В конце 1790-х гг. она была сломана, а материалы от ее разборки использованы на строительстве Михайловского замка в Петербурге.

На обширной площадке, образовавшейся на месте Катальной горы и галереи, в начале 1800-х гг. было решено построить большую гранитную террасу. Проект разработал в 1809 г. архитектор Л. Руска. [Проект, исполненный Руска, сохранился в собрании ЦГИАЛ, ф. 485, оп. 9/2066, д. 68.]

Терраса обращена в сторону пруда. Ее стены декорированы мощными дорическими колоннами без баз. Стволы колонн, как бы вырастающие из земли и поддерживающие постаменты балюстрады, вытесаны из серого, а капители из розового гранита. По сторонам террасы расположены лестницы. Поверхность стен из розового гранита обработана неглубокими нишами, обрамленными архивольтами из блоков серого гранита.

Руска предполагал украсить террасу двумя мраморными статуями. Этот проект не был осуществлен. На постаментах балюстрады в 1850-х гг. установили гальванопластические копии античных скульптур — «Венеры Медицейской», «Фавна с козленком», «Апоксиомена» и других.

Разномасштабные статуи, не безупречные по качеству исполнения, не связаны композиционно с террасой. В 1830-х гг., когда здесь еще не было статуй, на террасе ставились лимонные и апельсинные деревья в кадках.

Постройка гранитной террасы на холме была только частью замысла Руска. Одновременно с ней, в 1810 г. на берегу Большого пруда, напротив террасы, Руска построил гранитную пристань — очень простую, лаконичную по формам, в виде площадки со ступенями, четырьмя круглыми тумбами из гранита и решетками. Гранитная пристань была украшена в 1850-х гг. гальванопластическими статуями Боргезского бойца и Дискобола.

Задуманное и осуществленное Руска оформление склона холма уступает по размаху «концептам» (замыслам) Нартова, Растрелли и Камерона. Но в архитектурном наследии Руска, служащем связующим звеном между творчеством Кваренги и Росси, Гранитная терраса — одна из самых зрелых и удачных его работ.

На склоне холма в конце XIX — начале XX столетия существовали цветники. Здесь ежегодно высаживались в грунт сотни розовых кустов.

Мысль о создании декоративного партера и цветника перед террасой вновь возникла и была реализована уже в наши дни. Проект партера разработала архитектор Т.Б. Дубяго. [Проект опубликован Т.Б. Дубяго в ее работе: «К восстановлению Екатерининского парка в Пушкине». «Научные труды ЛИСИ», вып. 10. М. — Л., 1950, стр. 74—75.]

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер