Садовая скульптура

Царское Село. Екатерининский парк. Глава «Садовая скульптура» книги «Пушкин. Дворцы и парки»; автор: Петров А.Н.; издательство «Искусство», Ленинград, 1964 г.


Аллеи Старого сада украшает мраморная скульптура. В выборе ее и в принципе расстановки сказалось влияние первых образцов русского садово-паркового искусства XVIII в. — Летнего сада и садов Петергофа.

Скульптура старше самого сада и его павильонов. Она — важнейшее звено, напоминающее о связи существующего ансамбля с его предшественником — регулярным садом на Сарской мызе, созданным Я. Роозеном и И. Фохтом.

Некоторые из статуй и бюстов Старого сада украшали петербургские сады А.Д. Меншикова, A.И. Остермана, Р.Г. Левенвольде и только после их опалы оказались в Царском Селе. В 1740-х гг. в Старом саду находились двадцать три статуи «из меншиковских», перенесенных из сада Сухопутного шляхетного кадетского корпуса, и из Летнего сада.

Роль скульптуры в ансамбле Старого сада мы оцениваем сейчас как чисто декоративную. Но для современников она имела и эстетическое и познавательное значение. Летний сад в Петербурге, Нижний и Верхний сады в Петергофе, Царскосельский сад были своеобразными музеями скульптуры, где перед посетителями возникал целый мир мифологических и аллегорических образов. При этом свободно трактованные барочные статуи и скульптурные группы, изображавшие древнегреческих богов и героев, импонировали им в большей мере, чем копии с античных оригиналов. Еще более созвучными эпохе были аллегорические скульптуры, в которых прославлялись высоко ценимые гражданские добродетели — любовь к отечеству и воинская доблесть. Богатство композиционного замысла, динамизм и патетика сочетались в них с грацией и изяществом.

Статуи и бюсты ставились на постаментах по аллеям, на фоне боскетов и в глубоких нишах из зелени. Беломраморные статуи эффектно контрастировали с густой ярко-зеленой листвой подстриженных декоративных кустарников и деревьев. Сейчас они воспринимаются иначе, чем это было в начале века, в тесной связи с окружающим их пейзажем, с глубокими перспективами широких и тенистых парковых аллей. Мы видим их под сенью вековых деревьев Старого сада, в бликах яркого солнечного света, в золоте и пурпуре в дни осеннего листопада.

Часть статуй Старого сада — подписные. На них стоят имена мастеров венецианской школы рубежа XVII и XVIII веков, хорошо известных в то время в России, — Пьетро Баратта, Джованни Дзордзони, Антонио Тарсиа, Джованни Бонацца.

Среди скульптур выделяются две статуи, принадлежащие Антонио Тарсиа, — «Воинская доблесть» и Геркулес. «Воинскую доблесть» Тарсиа изобразил в виде молодой женщины в панцире и в шлеме, украшенном султаном из страусовых перьев, опирающейся левой рукой на щит. Голова ее горделиво откинута назад. Непринужденная и изящная поза, богатство и красота рисунка доспехов — шлема, щита и панциря — создают редкий по силе декоративный эффект.

На щите высечены изображения орла и головы льва. Статуя считается аллегорией побед, одержанных Россией в войне со Швецией.

Автор превосходной статуи, украшающей одну из аллей Старого сада, — нимфы Галатеи, сидящей на дельфине, — Пьетро Баратта. Небольшая но размерам, эта статуя задумана как украшение садового фонтана и предназначалась для установки в центре бассейна. Фигура Галатеи легка и изящна, поза ее необычайно грациозна. Левой рукой, высоко поднятой над головой, Галатея поддерживает покрывало. Голова дельфина у ног прекрасной нимфы кажется неправдоподобно безобразной. Из его широко раскрытой пасти должна была бить струя воды. Фигурный постамент также декорирован масками дельфинов.

Джованни Бонацца принадлежат аллегорические бюсты Старого сада, изображающие месяцы года, Джованни Дзордзони — изваяние Сивиллы Персидской.

В выражении лица Сивиллы Персидской, представленной в виде молодой обнаженной женщины, не чувствуется той мудрости и проницательности, которые обычно приписывались древним пророчицам, обладавшим способностью общения с богом прорицания. Скульптор добивался лишь изящества позы и красоты силуэта. Через правую руку Сивиллы, приподнятую и согнутую в локте, переброшено покрывало. Левая рука прижимает к телу свиток с вписанной на нем надписью.

Удачны по композиции и интересны по своему содержанию и некоторые другие статуи сада, такие, как «Любовь к родине», «Амфитрита», «Персей», «Андромеда», «Мир».

В изваянной неизвестным итальянским скульптором аллегорической статуе «Мир» нет характерных для барочной скульптуры взволнованности и динамичности. Напротив, в позе статуи великолепно переданы спокойствие и полная отрешенность от бурных переживаний, связанных с трагическими событиями войны. Здесь войне противопоставлен мир, воплощенный в образе обнаженной молодой женщины, гасящей факел войны.

Роль скульптуры в Старом саду очень велика. Создававшие ее мастера хорошо понимали, что каждая отдельная статуя является лишь одним из многих элементов, способствующих достижению в ансамбле гармонического единства природы и искусства.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер