Пейзажная часть Александровского парка

Царское Село. Александровский парк. Глава «Пейзажная часть Александровского парка» книги «Пушкин. Дворцы и парки»; автор: Петров А.Н.; издательство «Искусство», Ленинград, 1964 г.


Постройка Александровского дворца сопровождалась работами по созданию на прилегающей к нему территории небольшого пейзажного парка.

Сопоставление сохранившегося проектного чертежа этого парка, исполненного И.В. Нееловым в 1792 г., с позднейшими планами показывает, что идея автора проекта была почти полностью осуществлена. [Проект не подписан, но свидетельством авторства И. В. Неелова служит почерк надписи у масштаба, известный по другим его чертежам.]

Она представляла собою логическое развитие мероприятий по изменению характера планировки четвертого квадрата Нового сада, предпринятых Нееловым еще в 1778—1783 гг., когда здесь были вырыты пруды неправильных очертаний.

В проекте пейзажного парка в пределах района, ограниченного Кузьминской дорогой, стенами Зверинца и Крестовым каналом, основное значение имело создание здесь трех новых прудов. Они окружали с трех сторон территорию, занятую новым дворцом. Первый из них был соединен протоком с небольшими прудами, которые уже существовали в четвертом квадрате Нового сада, и служил как бы их продолжением, второй — с небольшим островком, позднее названным Детским, был вырыт возле стен Зверинца и его восточного бастиона и третий — перед главным фасадом дворца.

Значительное понижение уровня почвы заставило Неелова предусмотреть в проекте устройство плотины с каскадом между вторым и третьим прудами. Вода в пруды поступала из Крестового канала.

Превосходное решение композиции пейзажного парка, красивые очертания берегов прудов, плавные линии пешеходных дорожек, умелое размещение групп деревьев и кустарника убедительно свидетельствуют о том, что Неелов был не только выдающимся архитектором, но и мастером паркостроения.

Смерть помешала И. В. Неелову завершить начатые работы — их продолжали П.В. Неелов и И. Буш, но замысел оказался настолько удачным, что в процессе реализации строители внесли в него лишь очень небольшие изменения. Пруды приобрели несколько иную конфигурацию, чем на проектном плане; сохранявшаяся Нееловым куртина с шахматной посадкой деревьев получила пейзажную планировку. [В 1795—1796 гг. инженер-майор Толь построил плотину между прудами (ЦГИАЛ, ф. 468, оп. 400/512, 1795-1796 гг., д. 334).]

При выкопке прудов земля была использована для создания небольшой насыпной горы на северном берегу Детского пруда, придавшей пейзажу исключительную живописность.

Пейзажный парк близ Александровского дворца сохранил свой прежний облик, хотя и пострадал от порубок в 1941—1944 гг. Он — одно из высших достижений русского пейзажного паркостроения конца XVIII столетия. В нем все продумано до мельчайших деталей, учтены и преодолены трудности, связанные с особенностями рельефа местности.

Постройка Александровского дворца повлекла за собой разработку программы частичной перепланировки Зверинца. В 1800 г. было решено реставрировать павильон Монбижу, исправить каменную ограду Зверинца, проложить около пяти километров новых дорог, построить четыре моста и отделать заново «прямые проспекты» (просеки).

Реставрация Монбижу велась под наблюдением П.В. Неелова. Дороги на территории Зверинца прокладывал садовый мастер И. Буш.

Камерон исполнил проект новых ворот при въезде на территорию Зверинца из Нового сада. По сторонам ворот предполагалось возвести две каменные караулки, украшенные колоннами. Павел I утвердил проект, ассигновал необходимые средства, но 20 сентября 1800 г. отдал распоряжение «к строению ворот не приступать, впредь до повеления». Этого повеления не последовало. [ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 18, 1800 г., д. 823, л. 824, 1800 г. См. также ведомости о работах, произведенных в Монбижу и в Зверинце в 1800—1801 гг. (Там же, оп. 18, д. 1228, 1801, лл. 3, 4, 7).]

Работы по благоустройству территории, прилегающей к Александровскому дворцу, не законченные в 1795—1796 гг., возобновились в 1811 г. Пологие берега пруда перед дворцом были устланы дерном, проложены новые «езжалые и пешеходные аглицкие дорожки». Тогда же было решено «насадить деревья на аллее от моста Кузьминской дороги (сад отделялся от дороги каналом, через который был переброшен мост) до угла насупротив дворца, а от оного до другого угла дворца эллиптическою фигурою». [ЦГИАЛ, ф. 466, оп. 36/1629, 1810 г., д. 229, лл. 44—48.]

В том же году был присоединен к Александровскому парку участок, ранее занятый деревянным Кавалерским домом, расположенным напротив Знаменской церкви. [Там же, л. 35 об., см. также: ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 20, 1811 г., д. 87, лл. 1—2, 10—11. Работы вел садовый мастер Менас (Меназ).] Еще большее значение имело присоединение к парку новой обширной территории за прудом, перед главным фасадом дворца, также получившей пейзажную планировку. Северо-восточная граница парка отодвинулась до того места, где впоследствии были построены Кузьминские, или Египетские, ворота на круглой площади при въезде в город. [В конце XIX в. значительная часть этого района парка была застроена казарменными сооружениями, а затем в начале текущего столетия — Зданиями Федоровского городка.]

Но все эти работы велись в ограниченных пределах и были еще очень далеки от тех широких замыслов, которые возникли в середине 1810-х гг. и потребовали для своего осуществления целого десятилетия. Это был проект превращения Зверинца в большой пейзажный парк с немногими размещенными на его территории парковыми сооружениями. Регулярный Новый сад и пейзажный парк слились в одно целое — Александровский парк. По своим размерам Александровский парк превосходит Екатерининский, он занимает 155 гектаров (площадь Екатерининского парка — 109 гектаров).

Замысел создания пейзажного парка на месте Зверинца сложился под влиянием новых для русского искусства идей романтизма.

В паркостроении эти идеи проявились в любви к таинственному, к сумраку густых заросших аллей, к резким световым контрастам, к мрачным руинам, напоминающим развалины замков и храмов средневековья.

В России XIX века лучшими образцами пейзажных романтических парков были Александровский парк в Царском Селе и «Александрия» в Петергофе. Здесь при возведении парковых сооружений архитектурные формы классицизма полностью уступили свое место формам готики. 

Над проектом перепланировки Зверинца совместно с архитектором Менеласом работал известный рисовальщик и пейзажист И.А. Иванов. [В формулярном списке И. А. Иванова сохранилось упоминание о временном причислении «к ведомству архитектора Менеласа по садовым строениям Царского Села» с 1 июня 1820 г. В 1827 г. Иванов исполнил «панорамический вид Царского Села», а в 1828 г. — «три окружных вида Царского Села» с верхней площадки Белой башни. См.: ЦГИАЛ, ф. 789, on. 1, 1833 г., д. 124, л. 19 об. Бумаги к отчету Академии художеств 1833 г. Ср.: Н. П. Собко. Словарь русских художников. Буква «И», стр. 357—364. Формулярный список, датированный 1848 г. в ЦГИАЛ, ф. 468, оп. 452/1732, 1848 г., д. 407, л. 3-8.]

Академик перспективной живописи, талантливый пейзажист, великолепный рисовальщик, Иванов начал свою деятельность после окончания Академии художеств, в 1798 г., как помощник Н. А. Львова. У Львова в конце 1790-х гг. работал и Менелас. Таким образом, двух художников связывало многолетнее знакомство и, по-видимому, дружба. Иванов неоднократно привлекался к участию в работах по планировке парков. Он был незаменимым помощником Менеласа. Поэтому, когда мы говорим об авторе проекта планировки Александровского парка, имя Иванова должно стоять рядом с именем Менеласа. [Определить степень участия Иванова в работах по созданию Александровского парка, приписываемых обычно одному Менеласу, мы не можем, так как проектные чертежи, кроме одного, не сохранились. Этот единственный чертеж находится в собрании чертежей ЦГВИА, д. № 22775. В ЦГИАЛ имеется план Зверинца, датированный 1810 г. (ЦГИАЛ, ф. 938, д. 420).]

Работы в парке, по вновь выполненному проекту, начались в 1817 г. с переделки большого каскада между Детским и нижним прудом близ Александровского дворца. [ЦГИАЛ, ф. 468, оп. 352/1343, 1817 г., д. 81. 1 октября 1816 г. было ассигновано 12935 р. на посадку кустов и деревьев близ дворца и переделку каскадов в Александровском парке. В 1817 г. Менелас начал постройку каскада «у большого пруда, пониже канала от Китайского (Драконова) мостика», но затем работы были перенесены на 1818 г. (ЦГИАЛ. ф. 519, on. 1, 1817 г., д. 354, л. 1, 6 и ф. 487, оп. 6, 1817 г., д. 2254, л. 60).] Сооруженная Менеласом мощная и высокая плотина со шлюзом, обработанная глыбами туфа, очень эффектна со стороны нижнего пруда.

К 1817 г. относятся упоминания в документах о посадке в «яблонной куртине», расположенной между садовым фасадом дворца и Крестовым каналом, двенадцати дубов и ста деревьев других пород. [ЦГИАЛ, ф. 519, on. 1, 1817 г., д. 244, л. 5.]

В 1818 г. была разобрана первая часть каменной стены, отделявшей Новый сад от Зверинца. (Разборка ограды Зверинца велась по частям и продолжалась до 1823 г.) В это же время началась подсадка нескольких тысяч молодых деревьев на территории Зверинца — дубов, вязов, ясеней, кленов, лип, берез, ильмов и орешника. На протяжении 1819—1821 гг. одна за другой прокладывались новые дороги на территории вновь создаваемого пейзажного парка. Только в 1820 г. были сделаны пять дорог, пересекающихся друг с другом недалеко от Белой башни. В 1821 г. построена дорога, идущая от Шапели до Красносельских ворот, длиною более километра, и от этих ворот до комплекса зданий Фермы в северной части парка. Старые дороги, в том числе «два старых проспекта, от большого Монбежа до двух маленьких Монбежей», т. е. до двух люстгаузов, находившихся в южном и восточном бастионах Зверинца, были уничтожены.

Там, где предполагалось оставить открытые пространства, шли работы по планированию лугов, частью засевавшихся травами, частью покрывавшихся дерном.

В 1823 г. в южной части вновь созданного пейзажного парка, недалеко от Большого каприза, на трассе Виттоловского канала, был вырыт новый пруд, названный Виттоловским. [Одновременно с выкопкой Виттоловского пруда в 1824 г. был вырыт еще один большой пруд, близ Московских ворот, на восточной окраине города. Вода в него поступала из Нижних (Каскадных) прудов Екатерининского парка. Избыток воды в пруде сбрасывался в Павловский водовод и по нему поступал в пруды Павловского парка. На берегах этого живописного пруда и далее по направлению к Павловску возник новый парк, известный ныне под названием «Отдельного парка».] Сейчас район Этого пруда — один из живописнейших уголков небогатого водоемами Александровского парка. В 1825 г. был сломан южный бастион Зверинца и люстгауз в нем для постройки на его месте Шапели. Земляной холм на месте бастиона и земляные отвалы, образовавшиеся при выкопке Виттоловского пруда, были использованы для того, чтобы искусственно изменить рельеф этой части парка.

Украшением Александровского парка служит и другой пруд — Ламский, расположенный близ Павильона для лам. Он возник в первые годы существования Зверинца, но формирование паркового ландшафта на прилегающей к пруду территории относится ко времени реконструкции Зверинца, осуществленной под наблюдением Менеласа.

Одновременно с перестройкой Монбижу и постройкой Павильона для лам преобразились и ближайшие районы парка.

Участок парка от моста через проток Ламского пруда до Арсенала почти не пострадал в годы войны. Здесь особенно хороши серебристые ивы на берегах Ламского пруда и сибирские пихты, посаженные по краям дороги от Арсенала к станции Александровской. Возраст пихт сейчас достигает ста пятидесяти лет. [А.Н. Бекетов. О сибирской пихте в Петербургской губернии (материалы для изучения петербургской растительности). «Естественноисторические исследования С. Петербургской губернии». Спб., 1864, т. I, отд. II, стр. 105—113.]

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер