Баболовский дворец и парк

Царское Село. Глава «Баболовский дворец и парк» книги «Пушкин. Дворцы и парки»; автор: Петров А.Н.; издательство «Искусство», Ленинград, 1964 г.


В середине 1830-х гг. перепланировка и все строительные работы в Александровском парке были завершены. Он получил новые границы и широко раскинулся на огромной территории. Следующим этапом паркостроительных работ в Царском Селе явилось создание в середине XIX столетия нового парка площадью более 200 га — Баболовского, служащего естественным продолжением Александровского парка.

Баболовская мыза, близ деревни Баболово, возникла в конце 1770-х гг. Она принадлежала Г.А. Потемкину-Таврическому. В 1780 г. здесь был построен деревянный усадебный дом с большим залом, галереей, ванной и другими помещениями. Но уже в 1782 г. И.В. Неелов разработал проект замены деревянного дома каменным дворцом, решенным в формах псевдоготики. Постройка дворца была осуществлена в 1783—1785 гг.

[ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 13, 1779 г., д. 90; оп. 13, 1782 г., д. 71. 13 января 1783 г. Контора строения Села Царского заключила контракт с каменного дела мастером И. Минчаки на разборку деревянного и постройку нового каменного дворца. В 1784—1786 гг. велись работы по отделке дворца, в которых приняли участие известный художник-декоратор конца XVIII в. Федор Данилов и «резного и золотарного дела мастер» Ф. Брюлло (ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 13, 1782 г., д. 71; ЦГАДА, ф. 14, д. 52, ч. 2, л. 164).

В 1784 г. помещения дворца были расписаны Ф.Д. Даниловым. Авторство Неелова доказывается текстом одного из сохранившихся документов, в котором отмечается, что дворец построен «согласно учиненного архитектором Нееловым плана, фасада и профиля» (ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 15,1791 г.,д. 6, л. 49).]

Новый дворец Потемкина отличался своеобразием композиции и внешнего облика. В оформлении фасада использованы готические мотивы — окна со стрельчатыми завершениями, зубчатые парапеты. Стены дворца были оставлены неоштукатуренными. Готический характер придавали дворцу и восьмигранная башня с шатровой кровлей, и асимметричное решение плана, усиливавшее общее впечатление живописности.

История проектирования Баболовского дворца не раскрывается полностью в документах, связанных с его постройкой. Не исключена возможность участия в разработке замысла И.Е. Старова, построившего для Потемкина в Островках на Неве в те же годы усадебный дом, очень близкий по характеру архитектуры Баболовскому дворцу.

В 1824—1825 гг. Баболовский дворец перестроил архитектор Стасов. Он разобрал старую восьмигранную башню и на ее месте построил новое обширное помещение. В нем была установлена ванна, вытесанная известным каменотесным мастером Самсоном Сухановым из гигантского гранитного монолита. Отливку из чугуна лестниц с перилами, колонн и площадок около гранитной ванны исполнил чугунолитейный завод Берда. [Контракт с С. Сухановым был заключен в 1811 г. (ЦГИАЛ, ф. 519, on. 1, 1819 г., д. 771, л. 1). Ванна была закончена только в 1818 г. О перестройке дворца Стасовым см. там же, оп. 7, 1824 г., д. 379.]

В группе псевдоготических сооружений г. Пушкина Баболовскому дворцу принадлежит одно из первых мест.

Район парка, прилегающий к дворцу, пересекает так называемый Бауэрский канал, или Таицкий водовод. Канал проходит некоторое расстояние под землей и затем, начиная от «Грота монаха», идет по насыпи вдоль южной окраины Баболовского парка. Грот, устроенный в откосе насыпного холма, украшала статуя пустынника или монаха, давно исчезнувшая. На стене грота была укреплена мраморная мемориальная доска с надписью на русском и латинском языках о «приводе свежей воды в Царское Село рачением генерал-поручика фон Бавера» в 1774 г. Прямые аллеи по сторонам канала ведут от грота к Гатчинским воротам.

В XVIII столетии на низменной и болотистой территории, ныне занятой парком, рос густой еловый лес. Лишь возле Баболовской мызы был распланирован небольшой пейзажный сад. Прямая дорога — «Баболовский просек» — соединяла мызу с Подкапризовой дорогой.

В 1820-х гг. на территории «Баболовской лесной дачи» были проложены новые дороги: от Красносельских ворот до Баболовского дворца и Новобаболовская дорога. В 1845—1846 гг. часть территории будущего парка заняло «Школьное садовое заведение», находившееся недалеко от Гатчинских ворот. [ЦГИАЛ, ф. 486, оп. 2, 1845 г., д. 608, л. 76 об]

В 1858 г. французский архитектор Ронди представил разработанный им проект превращения лесного массива в пейзажный парк с устройством в нем прудов, мостов, киосков, большого грота с каскадами у Баболовского дворца и других парковых сооружений. Проект этот не был одобрен, и мысль о создании парка с новыми водоемами и парковыми павильонами в дальнейшем больше не обсуждалась.

В 1860-х гг. в результате вырубки и выкорчевки части леса, посадки дубов, лип, кленов, берез и других пород деревьев и кустарника возник новый парк с красивыми рощами, широкими открытыми перспективами лугов и живописным дворцом на его северо-западной окраине.

В первые годы после окончания Великой Отечественной войны в Баболовском парке повсюду были видны воронки от разрывов бомб и артиллерийских снарядов и вражеские блиндажи. Сейчас они уже исчезли, но в ближайшем будущем предстоят еще большие работы по восстановлению парка.

Ансамбль дворцов и парков города Пушкина — яркий памятник созидательного труда русского народа.

В результате целеустремленной творческой деятельности нескольких поколений архитекторов, садоводов, скульпторов, живописцев и мастеров различных специальностей регулярные и пейзажные парки, старые и новые дворцовые и парковые сооружения образовали единое гармоническое целое.

По своим масштабам дворцы и парки Царского Села оставили позади другие дворцовые резиденции в окрестностях Петербурга. Они отличались от них и широтой стилистического диапазона.

Только в Царском Селе картина эволюции русской художественной мысли за полтора столетия раскрывается во всей своей полноте.

Но ансамбли города Пушкина дороги нам не только своими художественными памятниками. Старые парки овеяны дыханием пушкинской поэзии. По собственному признанию поэта, они были колыбелью его творческого гения.

Еще первым выпуском Лицея в Лицейском саду была установлена плита с надписью: «Гению места». Это не был памятник какому-либо конкретному лицу. Он был скорее данью любви к царскосельским садам, общей и для Пушкина и для его друзей. Этот скромный монумент не дошел до нас. В 1899—1900 гг. его заменил памятник подлинному «гению места» — Пушкину. Созданный скульптором Р.Р. Бахом, замечательный по силе задушевного лиризма, он стал символом «города муз», связанного с именами многих русских поэтов.

Ветер шумит в листве столетних лип Лицейского сада. Солнечные лучи озаряют вдохновенные черты «юноши на бронзовой скамье», погруженного в поэтические раздумья. На гранитном пьедестале памятника высечены пушкинские строфы:

Младых бесед оставя блеск и шум,
Я знал и труд и вдохновенье,
И сладостно мне было жарких дум
Уединенное волненье.

(В.Ф. Раевскому, 1822 г.)

На противоположной грани — строки из восьмой главы «Евгения Онегина»:

В те дни в таинственных долинах,
Весной, при кликах лебединых,
Близ вод, сиявших в тишине,
Являться муза стала мне.

И на тыльной части постамента — отрывок из стихотворения «19 октября»:

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен —
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Всё те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

Бессмертные строфы Пушкина помогают нам понять и оценить значение драгоценного наследия, оставленного нашими трудолюбивыми и талантливыми предками.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер