Могольские сады Бабура

Глава «Могольские сады Бабура». «Сады через века». Рандхава М.С. Перевод с английского: Ардашникова Л.Д., издательство «Знание», Москва, 1981 (Mohindar Singh Randhawa, "Gardens Through the Ages", Macmillan Co. Delhi. India. 1976)


Культура ислама обогатила культурную жизнь Индии во многих отношениях. В XIII в. Индия впервые познакомилась с известным в Средней Азии ручным способом производства бумаги; тем самым был дан толчок развитию живописи и литературы. Жители Индии, привыкшие носить только сари и дхотис, научились шить себе разнообразную одежду. Благодаря общению с Ираном была усовершенствована музыкальная техника, индийцы открыли для себя рагас и рагинис, а также ситар [музыкальные инструменты].

В 1526 г. Бабур после победы над Ибрахимом Лоди при Панипате заложил основы Могольской империи.

Под покровительством внука Бабура Акбара художники создали новую школу живописи, которую мы называем могольской. Тогда же возник новый стиль зодчества, и архитектурные творения этого периода привлекают многочисленных туристов в Дели, Агру и Фетехпур Сикри.

До прихода к власти Моголов в Индии практически не существовало истории садового искусства. Исключением является период правления одного из Тугхлакских царей Фероза (1351—1388). Это был просвещенный правитель, который справедливо считал, что полезней заниматься экономическим развитием страны, чем ведением войн. Он украсил Дели и окрестности города садами. Один из историков: пишет, что султан Фероз проявлял большой вкус в оформлении садов и приложил много усилий для их украшения. Вокруг Дели он посадил 1200 садов и привел в порядок 30 садов, которые были посажены еще при Алауддине. Недалеко от Салаура посажено 80 садов, а в Читоре — 44. В каждом саду рос белый и черный виноград семи сортов.

Зехир-эд-Дин Мухаммед Бабур, основатель могольских садов в Индии, родился 14 февраля 1483 г. в Фергане, расположенной в настоящее время на территории Узбекской Советской Социалистической Республики. В возрасте 12 лет, унаследовав власть своего отца Умар Шейк Мирзы, он стал правителем Ферганы. Его заветной мечтой было завоевание Самарканда, украшенного многочисленными садами, которые создал еще его предшественник Тимур. Дважды удалось Бабуру захватить город, но удержать его он не смог и был изгнан из Самарканда, а позднее и из Ферганы узбекским ханом Шайбани.

В 1504 г. в сопровождении 300 верных соратников Бабур завоевал Кабул. И предался своему любимому занятию — разведению садов. Считают, что Бабур создал здесь десять садов: Шахрара сад (Украшающий город), где росли великолепные платаны. Чар Баг, Баг-и-джалу-хана, Аурта Баг (Средний сад), Саурат Баг, Баг-и-махтаб (Лунный сад), Баг-и-аху-хана (сад Дома оленя) и еще три небольших сада. В 1508—1509 гг. вблизи форта Адкнапур Бабур посадил сад Баг-э-вафа. Сам он описывает его так:

«Сад расположен высоко. Совсем рядом есть проточная вода. Погода в зимнее время мягкая. В центре сада за холмом, где находится четыре садовых участка, протекает ручей, на котором стоит мельница. В юго-западной части сада имеется водоем, вдоль которого растут апельсиновые и гранатовые деревья. Это самое красивое место сада. Особенно оно хорошо, когда поспевают апельсины Сад этот поистине расположен превосходно».

В собрании Национального музея в Нью-Дели хранится миниатюра — иллюстрация к «Бабур-наме» с изображением сада Баг-э-вафа на фоне покрытой снегом горы Кох-э-сафед. Сад разделен на четыре участка. На одном из них растут банановое дерево и два кипариса. На другом мы видим Бабура, наблюдающего за работой садовника. Позади них — апельсиновые и гранатовые деревья, усыпанные плодами.

Бабур тонко чувствовал красоту природы. Он оставил описание нарядных деревьев и садов, расположенных в окрестностях Кабула. Он определил 33 разновидности тюльпанов у подножия холмов Дашт-и-Шайкх. Особенно восхищала Бабура деревня Исталиф:

«Не так уж много деревень можно сравнить с Исталифом, с его виноградниками, прекрасными фруктовыми садами, раскинувшимися по обе стороны широкой реки, вода которой прозрачна и холодна, как лед. Аулугх Бег Мирза насильственно захватил ее Великий сад. Заплатив за него, я стал его хозяином. Недалеко от сада расположен привал, прекрасный, зелёный, укрытый тенью высоких платанов. В центре сада протекает ручей, по берегам которого растут деревья. Раньше он бежал по извилистому, неправильному руслу. Я спрямил его, привел в порядок; так что здесь стало очень красиво.

Я отдал приказ обнести источник каменной кладкой из известняка и по обе стороны от него построить симметричные прямоугольные площадки, с которых открывался бы вид на все поле багряника. Если и существует в мире такое место, которое могло бы сравниться с этим, когда багряник в полном цвету, то я о нем не слышал. Здесь растет очень много кустов желтого и красного багряника, и цветут они одновременно.

На склоне холма я построил большой павильон, вокруг которого посадил ивы. Чтобы доставить сюда воду, я приказал провести по склону холма канал от ручья, протекающего в долине юго-западнее Сих-уарана».

На яркой миниатюре мы видим Бабура с ястребом в руках на берегу построенного им водоема. Наверху художник изобразил танцующего павлина. Его хвост распущен великолепным веером. Танцем его любуются два других павлина. Вдали на скале стоят два горных козла. Несомненно, это одна из лучших иллюстраций к «Бабур-наме».

В ноябре 1525 г. Бабур в пятый раз вторгся в Индию. 21 апреля 1526 г. он вступил в сражение с Ибрахимом Лоди при Панипате и разгромил его войско. Вскоре после победы он приказал разбить в Панипате сад и отдыхал здесь в течение нескольких дней, прежде чем отправиться в Дели и Агру.

Обосновавшись в Агре, он посвятил себя устройству сада, в котором можно было бы укрыться от жары и пыли. Плоские, монотонные, пыльные равнины Агры, непривлекательный вид этого края вызывали чувство уныния Бабур призывал и других следовать его примеру — сажать сады.

В своих мемуарах Бабур рассказывает о том, как он приступил к посадке сада на берегу реки Джумны, называемой теперь Рам Баг:

«Я всегда считал, что одним из главных недостатков Индии является необходимость создания искусственной водной системы. В мои намерения входило всюду, где бы я ни устраивал свою резиденцию, строить водяные колеса, сооружать искусственный водоем и создавать элегантный сад регулярной планировки. Вскоре после моего прибытия в Агру я проехал по Джумне, изучая окрестности — в надежде найти подходящее место для сада. Все было настолько уродливо и отвратительно, что я вернулся назад, испытывая чувство горечи, и был вынужден отказаться от своего намерения создать Чар Баг.

Но в конечном итоге, так как вблизи Агры не удалось найти ничего достойного, я был поставлен перед необходимостью использовать наилучшим образом то, что имелось. Прежде всего я приступил к постройке большого колодца, который бы снабдил бассейны водой, моим следующим шагом было приведение в порядок участка земли, где растут сейчас амбли (индийские тамаринды), и сооружение восьмиугольного водоема; затем я приступил к строительству большого водоема и его ограждению; потом — к созданию водоема и талара (большого приемного зала) перед каменным дворцом. После завершения работ в саду здесь были построены личные покои, а позже — бассейны. Таким образом, работа велась без всякой последовательности и тщательности, на индийский манер, но мне удалось, тем не менее, воздвигнуть сооружения и создать сады, отвечающие в значительной мере требованиям регулярной планировки. В каждом саду я симметрично разбил клумбы и украсил их тюльпанами и нарциссами.

Кхалифех, Шейх Зейн, Юнис Али и другие получили земли на берегу реки, создали изысканные сады, построили водоемы, соорудили по примеру Лахоре и Дебалпура колеса, с помощью которых подавалась вода.

Индийцы, которые до этого не были знакомы с подобной планировкой и тщательностью исполнения, стали называть берег Джумны, на котором были построены эти дворцы, Кабулом».

Любящий природу Бабур пишет о своих успехах в выращивании новых растений и разведении новых сортов фруктовых деревьев с такой же гордостью, с какой повествует о своих самых замечательных военных победах.

На иллюстрации к «Бабурнаме», выполненной художником Рам Дас, Бабур в садовом павильоне под Агрой принимает узбекского посланника в декабре 1528 г. На миниатюре сделана надпись: «Они привезли с собой растения, завернутые в красные, белые и черные покрывала. Я приказал им посадить сливу, которая была завернута в красное покрывало».

На пути в Гвалиор он разбил лагерь в Дхолпуре. Красота этой холмистой местности очаровала его, и он отдал приказ создать здесь Чар Баг. Бабур пишет:

«К северу от водоема все заросло деревьями, среди которых встречаются манго и джаман; здесь я приказал построить колодец, из которого вода поступала бы в вышеупомянутый водоем. К северу от водоема долину перерезает плотина султана Сикандера, на которой построены дома, а выше синеет огромное озеро, куда стекает дождевая вода. На восточной стороне озера расположен сад. Я приказал здесь вырубить из цельного камня четырехколонный помост».

Бабур также дает описание широко распространенных в Индии оросительных систем. В садах недалеко от Джелума он впервые увидел персидское колесо. Вот что он пишет:

«Мы увидели колесо с ведрами, приказали достать воду. Служители приступили к работе. Мы приказывали доставать воду еще и еще раз.

Вода подается молодым деревьям при помощи ведер и колеса. Деревья постоянно орошаются в течение двух или трех лет; после этого вода к ним не поступает. Некоторые овощи орошаются постоянно».

Бабур был чрезвычайно наблюдательным человеком. В своих мемуарах он перечисляет все растения, которые ему довелось увидеть в Индии. В 1528—1529 гг. он записал свои наблюдения над животным и растительным миром этой страны. Список фруктовых и декоративных растений, составленный Бабуром, представляет для нас известную ценность: благодаря ему мы располагаем достоверными сведениями о растительности Индии начала XVI в. Среди цветов Бабур упоминает гибискус, олеандр, кеору, чамбели и белый жасмин. Все это местные растения.

Изображения кеоры и олеандра, тщательно выполненные художниками Акбара, также встречаются на иллюстрациях к «Бабур-наме».

Считают, что именно Бабур впервые привез в Индию благоуханную персидскую розу.

Среди фруктовых деревьев он упоминает манго, банан, тамаринд, махуа, бер, амалу, липу, цитрон, галгал и апельсин сантра.

Он описывает также джаман и камрак, которые ему раньше не доводилось видеть, называет финиковые и кокосовые пальмы. Особое восхищение Бабура вызвали плоды манго. Он пишет:

«Из плодовых культур, характерных только для Индии, можно назвать манго. Местные жители называют его «амбех», или «нагзак».

Действительно, немногие плоды так хороши. Манго — лучший фрукт Индии.

Существуют две разновидности манго. Плоды одного вида размягчают, сжимая в руке, делают отверстие и выдавливают сок. Плоды другого вида похожи на персики карди. Перед едой их необходимо очистить. Да и листья манго напоминают листья персиков. Манго превосходного вкуса можно встретить в Бенгалии и Гиджерате».

Бабур также описал необычные деревья Индии. Вот что мы читаем о плодах джэк (Artocarpus integrifola): «По форме он напоминает хаггис (гипа) — начиненный овечий желудок; его вкус — приторно-сладкий. Внутри плода есть косточки, похожие на финиковые, но круглой, а не продолговатой формы, они мягкие и съедобные.

Плоды джэк очень липкие, и рассказывают, что люди, прежде чем съесть их, смазывают руки и рот маслом. Говорят, что плоды растут не только на ветках деревьев, но и на стволах, и даже на корнях. И кажется, что все дерево увешано хаггис».

Описания финиковых, кокосовых и тари — пальм, оставленные Бабуром, могут представлять интерес даже для современных ботаников и садоводов, для специалистов, изучающих тропические культуры.

Бабур умер 26 декабря 1530 г. в возрасте 47 лет после долгой болезни. Его похоронили в Баг Гул-и-Афшан, в Агре, на берегу Джумны.

В период правления Шер Шаха Сури останки Бабура между 1540 и 1544 гг. были перевезены в Кабул и захоронены в Баг-э-Калане в саду, где он обычно отдыхал в тени дубов и платанов, любуясь розовато-лиловыми цветами багряника.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер