Сады Ирана

Глава «Сады Ирана». «Сады через века». Рандхава М.С. Перевод с английского: Ардашникова Л.Д., издательство «Знание», Москва, 1981 (Mohindar Singh Randhawa, "Gardens Through the Ages", Macmillan Co. Delhi. India. 1976)


Иран — это как бы мост между Азией и Европой. В прошлом культурное влияние Ира на распространялось до Центральной Азии, Индии и Южной Европы. Он был родиной земледелия; отсюда вышли наши арийские предки. Именно из Ирана в Индию во времена правления Маурья пришло искусство скульптуры. Один из залов дворца Чандрагупты Маурья в Паталипутре украшен колоннами, великолепная шлифовка которых сравнима лишь с персепольским [Персеполь — одна из столиц древнеиранского государства Ахеменидов. Сооружен в VI—V вв. до н. э.] искусством обработки камня Воздвигнутые Ашокой каменные полированные столбы, украшенные тремя львиными головами, которые теперь приняты правительством свободной Индии как эмблема государства, несут на себе печать искусства Персеполиса эпохи Ахеменидов.

Мечети и мавзолеи, сооруженные исламскими правителями Индии, также возникли под влиянием культовой архитектуры Ирана. Становление могольской школы живописи в Индии стало возможным только благодаря притоку иранских художников, привнесших новые представления о прекрасном. Чистые минеральные краски, тонкие кисти, изготовленная ручным способом бумага, которыми пользовались персы, открыли новые перспективы перед индийскими художниками. Они освободили живопись от жестких канонов джанской школы и внесли в нее элементы утонченного натурализма.

Влияние Ирана сказалось также и на возникновении новой поэзии в Индии и Пакистане, оказывавшей на протяжении многих столетий значительное воздействие на Культурную жизнь высших слоев общества Творчество таких поэтов, как Галиб и Икбал, во многом испытало на себе влияние иранской школы.

Персидский язык на протяжении веков был придворным языком Индии и Афганистана.

И что для нас особенно интересно, Иран дал Центральной Азии и Индии новый тип сада с характерными для него элементами геометрического прямолинейного рисунка, сада, обнесенного высокими стенами и орошаемого проточной водой. Позднее, в период правления Великих Моголов, он получил в Индии свое развитие. Древней Греции и Риму Иран дал множество новых растений, которые совершенно изменили экономику этих стран. Да и сама идея садов пришла в Европу из Ирана.

Географическое положение Ирана, природные условия, рельеф и климат определили характер его садоводства. Территория страны представляет собой нагорье, расположенное примерно на высоте 4000 футов над уровнем Моря. Здесь жаркое сухое лето и очень холодная зима. Почти три четверти всей площади занимают горы и пустыни. Из всех обрабатываемых земель орошается только одна треть. Основными сельскохозяйственными культурами являются пшеница, ячмень и рис. Дома в деревнях строят из обожженного кирпича, крыши их имеют куполообразную форму.

Обильные осадки — свыше 50 дюймов — выпадают только в прикаспийских провинциях Гилян и Мазандеран, и рис является здесь основной культурой. Сумма осадков в Тегеране — 9 дюймов, в Исфахане — 4,5, а в Систане на востоке Ирана — только 1,88 дюйма. Осадки выпадают главным образом зимой, с ноября по апрель.

Летом дуют сильные северные ветры. Засуха, ветер, пустыня — все придает суровый вид этому краю. Земледелие возможно лишь в районах, орошаемых каналами, зеленых оазисах, затерявшихся на огромной безводной территории.

Все крупные города расположены в предгорьях. Тегеран, столица Ирана,— на высоте 4500 футов, Исфахан — 6000, Шираз — 5200 и Мешхед — 3000 футов над уровнем моря. Вода, количество которой зависит от интенсивности таяния снега в горах, подается в города по системе подземных каналов «кванатс». Это очень древнее сооружение, его описал еще греческий историк Полибий (204—122 гг. до н. э.)

Население Ирана — арийцы — происходит от тех же кочевых племен, что и греки, римляне, тевтоны, европейские славяне, народности Северной Индии и Восточного Пакистана. Само слово «Иран» означает «страна ариев», и народ этого государства гордится своим происхождением.

Арийские племена перекочевали из восточных и северных районов Прикаспия на Иранское нагорье около 1700 г. до н. э. В период бронзового века они занимались скотоводством, разводили лошадей, которых и завезли в Иран. В I тысячелетии до нашей эры Иран захлестнула вторая волна арийских племен. Они освоили производство железа и широко использовали железные орудия, что способствовало дальнейшему развитию земледелия. Хорошо обработанные поля и сады окружали их города.

С 588 по 323 г. до н. э. в Иране правили Ахемениды. Они вели частые войны, любили охоту, не отказывали себе в любовных утехах. И немалое внимание уделяли садоводству.

Основателем династии Ахеменидов был Кир I, который в 539 г. до н. э. захватил Вавилон. По имеющимся литературным сведениям, его можно назвать первым персидским садоводом.

Сэр Томас Браун пишет, что Кир I был не только повелителем садов, но и простым садовником, прекрасно владеющим всеми тонкостями этого искусства.

Ксенофон упоминает, что Кир I посадил сад в Сарды, столице Лидии, и разработал планировку сада Чар Баг, легшего в основу персидских садов. Возможно, что сады «регулярной» планировки существовали и раньше. Изображение каналов, которые, пересекаясь, образуют четыре клумбы, можно увидеть на глиняном сосуде, который был сделан за 2000 лет до нашей эры и найден при раскопках в Самарре.

В 528 г. до н. э. Камбис, преемник Кира I, завоевал Египет. В период правления Дария I начались и на протяжении ряда лет продолжались столкновения с греками. Однако войны не мешали Дарию I в его занятиях садоводством. При нем активно разводили леса; широко распространялись новые виды растений. По его приказу из Малой Азии и Сирин перевозились фруктовые деревья, благодаря его усилиям в Месопотамии стал возделываться рис, а в Египте — кунжут восточный. После Дария I к власти пришел Ксеркс I. Согласно преданию, по пути в Сарды он остановился в восхищении перед чинарой, которую, как говорят, посадил еще Кир I, и. прежде чем отправиться дальше, развесил на ветвях дерена золотые цепи и браслеты.

В 334 г. до н. э. Александр Македонский разбил войска Дария III и захватил Иран. С 320 по 261 г. страна находилась под властью греческих Селевкидов Последние наряду с другими деяниями вывезли из Азии в южные районы Европы много новых растений. Распространение культурных растений на юге Европы, особенно в Италии, где появились хлопок, кунжут восточный, лимон, дыня, восточный орех, финики, маслины, инжир (а также восточные быки и утки), произвело здесь аграрную революцию.

Вполне возможно также, что под влиянием персов греки увлеклись цветоводством и стали приносить цветы к алтарям своих богов, украшать ими жрецов и философов.

В 250 г. до н. э. Аршак I основал Парфянскую династию, которая правила до 226 г. до н. э. В это время в Китае оживилась торговля шелком, и Иран, через который проходили торговые пути, взял ее под контроль Связь с Китаем способствовала и обмену растениями. Персиковые, абрикосовые деревья и сахарный тростник были завезены из Китая в обмен на люцерну, виноград, шафран, лук, огурцы и жасмин.

Со II по VII в. н. э. Ираном правила династия Сасанидов. Ее представители поклонялись огню и были последователями зороастризма [зороастризм — религия древних народов Средней Азии, Азербайджана и Ирана, возникшая в 1 тысячелетии до нашей эры]. Их попытки объяснить некоторые явления природы, несмотря на век» свою наивность, имели нечто общее с современными научными представлениями.

В IV в. из Китая были завезены шелковица и тутовый шелкопряд.

В это время Иран был вовлечен в длительную войну с Римом. С 425 по 513 г. страну опустошали набеги гуннов. Военные столкновения с Византией с 524 но 603 г. окончательно ослабили государство, и Иран не смог противостоять арабскому завоеванию.

В 642 г. арабские войска одержали решительную победу у Нехавенда, и Иран был включен в состав Арабской империи.

В 751 г. во время одного из столкновений с китайцами арабам удалось захватить в плен людей, знавших секрет бумажного производства. В Арабской империи началось изготовление бумаги из тряпья, которая вытеснила применявшийся ранее папирус. Появление у арабов и персов бумаги оказало огромное влияние на развитие у них искусства, литературы и науки. В Европу бумага попала через арабов, но гораздо позже.

В 999 г. Иран был завоеван Махмудом Газневи, и столицей стал город Газни. XI век можно назвать веком национального унижения Ирана: его опустошили турки, монголы и татары. Они разрушили прекрасные города, уничтожили знатных и ученых людей, захватили в плен иранских красавиц.

В 1330 г. арабский историк Ибн-Баттута на пути из Марокко в Индию посетил Иран. Вот как описывает он город Исфахан и его сады.

«Наш путь лежал через нарядные деревни с голубятнями, фруктовые сады и ручьи, и к вечеру мы добрались до Исфахана... Исфахан был одним из крупнейших и красивейших городов, теперь от него остались только руины из-за междоусобиц шиитов и суннитов, которые продолжаются и сегодня. В городе много фруктов, среди них — непревзойденного вкуса абрикосы, сладкий миндаль, удивительной сладости и размеров айва, великолепный виноград и прекрасные дыни».

Голубятни и поныне — примечательная черта сельских районов Ирана. Они имеют практическое значение, так как персы используют голубей в пищу и занимаются сбором голубиного помета.

Не только климатические и природные условия, но и особенности национального характера определяют культуру и искусство страны, в том числе — садоводство.

Описывая традиции и обычаи иранцев, греческий историк Геродот отмечает: «Отец не видит своего ребенка, пока тот не достигнет пятилетнего возраста: до того его воспитанием занимаются женщины. Сыновей с пяти до двадцати лет учат только трем вещам: скакать на коне, стрелять из лука и говорить правду».

С европейцами иранцев объединяет обычай торжественно отмечать дни рождения, а с индийцами — широкое гостеприимство. Их культура уходит своими корнями в глубокое прошлое, и в силу этого различные церемонии и ритуалы имеют большое значение в их жизни. Иранцы словоохотливы, романтичны, имеют веселый нрав, поэтому их и называют итальянцами Востока. Они любят посидеть в саду за спокойной, тихой беседой, послушать стихи и музыку, обсудить философские вопросы и разделить трапезу на берегу ручья. А после долгого путешествия по бесплодной и выжженной земле так приятно увидеть живую зелень деревьев и услышать журчание прохладной воды.

Персы любят цветы. Самой популярной темой их поэзии является красота весны и любовь соловья и розы. Весна особенно хороша в высокогорных районах Северного Ирана. В начале марта начинают таять снега, и цветы нарядным ковром покрывают долины. Розовое убранство цветущих миндальных и абрикосовых деревьев, серебристый наряд слив создают картины праздничного великолепия. Но ненадолго: вскоре начинают дуть горячие ветры и своим знойным дыханием выжигают всю растительность.

Хотя весна и быстротечна, она оставляет неизгладимое впечатление, и люди, чтобы утешить себя, остальное время года слагают и декламируют поэмы, прославляющие розы, тюльпаны и нарциссы.

Мимолетность весны как бы отождествляется персами со всем лучшим в жизни, что также кратковременно и преходяще. Это нашло отражение и в персидской литературе, самым ярким представителем которой является Омар Хайям [ок. 1040-1123 — персидский и таджикский поэт, математик и философ.].

Приведем несколько его четверостиший (рубаи), где он описывает эфемерность нашей жизни:

Недолог розы век: чуть расцвела — увяла,
Знакомство с ветерком едва свела - увяла.
Недели не прошло, как родилась она,
Темницу тесную разорвала — увяла

И еще:

Ты сердцу не ищи от жизни утоленья.
Где Джам и Кей-Кубац? Они — добыча тленья.
И вся вселенная, и все дела земли —
Обманный сон, мираж и краткое мгновенье

Утверждая, что человек — песчинка в бесконечном пространстве Вселенной, сравнивая его с каплей в Мировом океане, поэты и философы Ирана не призывали тем не менее к аскетизму и отказу от радостей жизни.

Пока вы живы, наслаждайтесь.
Из смерти нет пути назад!

— призывает все тот же Омар Хайям. Иранцы с удовольствием проводили время в прекрасных садах на берегу ручья, пили виноградное вино, которое «очищает сегодняшний день от вчерашних тревог и завтрашних страхов». Их любимый цветок — роза, и Омар Хайям мечтал, чтобы после смерти его могилу осыпал лепестками роз северный ветер. Желание его было исполнено. Он был похоронен в благоухающем саду в Найшапоре. Над его могилой склоняются розы.

Когда Хайям писал:

О, если б, захватив с собой стихов диван
Да в кувшине вина и сунув хлеб в карман,
Мог провести с тобой денек среди развалин,
Мне позавидовать бы мог любой султан!

— он просто в более отточенной форме передал образ, созданный до него арабским поэтом Абу Нувас:

Для тела, сердца и души
Четыре вещи нам нужны:
Цветущий сад, кувшин вина,
Ручей, красивая жена.

Между прочим, это стихотворение как бы перечисляет почти все компоненты иранского сада, который приносит людям радость.

На живописных миниатюрах Ирана можно увидеть принца, который сидит на ковре в тени деревьев. Из рук прекрасной женщины он принимает чашу вина. Вокруг — кипарисы, чинары, сливы и персиковые деревья. Изображение поэта, погруженного в задумчивость среди весенних цветов, также очень часто встречается на миниатюрах. Поэт и сад неразлучны в персидской поэзии и живописи.

Саади [Саади, Муслихаддин (1184—1291) — персидский поэт, классик персидской и таджикской литературы] назвал свои сочинения «Бустан» («Цветочный сад») и «Гулистан» («Розовый сад»). «Гулистан» — сборник веселых рассказов и стихов. «Бустан» — поэма, поднимающая вопросы этики, морали и философии Увлечение поэта садами повлияло на выбор названий, которые он дал своим книгам.

Поэма Низами [Низами Гянджеви (род. около 1141—умер около 1203) — азербайджанский поэт-гуманист] о любви Лейли и Меджнуна, созданная в 1188 г., кроме всего, дает нам представление о персидских садах XII века. Это арабская легенда, но автор переносит ее действие в Иран. Герои поэмы принадлежат двум враждующим племенам. Лейли стройна, как дерево кипариса. Глаза ее блестят, на щеках-розах — родинка. Юный Меджнун — ее школьный товарищ, они учатся вместе в мечети. И пока их друзья трудятся над книгами, Меджнун и Лейли читают грамматику любви в глазах друг друга. И пока их друзья учатся считать, они считают, что самое главное — это нежность. Низами описывает сад, куда приходит Лейл» со своей подругой. Он упоминает красные тюльпаны, желтые розы, нарциссы и гранатовые деревья. «Листья дикой розы купаются в серебристых фонтанах жасмина, и ирис гордо поднимает свою голову. На чинарах воркуют голуби. На самой верхней ветке сидит соловей и вздыхает, как Меджнун, а внизу роза, как Лейли, подняла свою голову и смотрит на птицу».

В конце XIV в. Иран вошел в состав империи Тимура (1335—1405). Чудовищная жестокость отличала этого правителя, он опустошил города Ирана и Индии, уничтожал людей, исповедующих как ислам, так и индуизм. Он получал удовольствие, глядя на пирамиды, сложенные из черепов. В 1381 г. Тимур подверг разрушению Исфахан и полностью истребил население города.

Но, как это ни парадоксально, жестокий правитель в то же время увлекался архитектурой и оформлением садов. В Самарканде, столице империи Тимура, были использованы традиции иранского Чар Бага. В пригородах Самарканда, орошаемых рекой Зеравшан, Тимур создал десять садов. Некоторые из них получили пышные названия, например: «Баг-н-Накш-Джахан», «Баг-и-Джахан-Нума», «Баг-и-Бахишт» и т. д. Сад с чинарами назывался «Баг-и-Чинар». Другие сады были названы по своему местоположению или архитектурному оформлению.

В 1404 г, за год до смерти Тимура, Самарканд посетил посол короля Испании Клавиджо II описал увиденные им сады. Они обнесены высокими стенами, говорил посол, огороженная территория разделена на участки каналами с проточной водой. Используется, главным образом, персидский композиционный прием деления территории на четыре части. По углам сада построены башни, ворота облицованы золотыми и голубыми изразцами. В некоторых садах можно увидеть оленей и куропаток.

В 1528 г. хан Убаид, бухарский правитель, разграбил Герат Он способствовал тому, что персидские художники, среди которых был и Бехзод, переехали в Бухару и создали Бухарскую школу живописи. Эта школа достигла своего расцвета при султане Абдул Азиз-хане (1540-1550) В 1549 г. под руководством хранителя библиотеки султана — Мирака для Абдул Азиза были выполнены миниатюры, к сборнику мистических поэм под названием «Раудат-ил-Мухнббин» («Сад влюбленных»). В настоящее время эта книга хранится в музее Салар Джанг в Хайдарабаде. Она представляет собой большую ценность, так как знакомит нас с садоводством Центральной Азии середины XVI в.

Музыка и танец, широко использовавшиеся в обрядах Персии, приводили людей в состояние экстаза. Хлопанье в ладоши, ритмичные движения и вино оказывали на публику возбуждающее действие. Собравшиеся повторяли хором строки стихов, прославляющих любовь и вино. Музыкальный ритм зачаровывал.

На одной из старинных гравюр мы видим сад: на ковре сидят два музыканта, фоном служит высокая чинара, с двух сторон изображены темные кипарисы, оттененные цветущими сливами и персиками. Чинара и восточный платан — наиболее частое украшение садов Ирана, Центральной Азии, Афганистана и Кашмира — изображены превосходно.

Самыми распространенными деревьями в Бухарских дворцовых садах были кипарисы, сливы и персики. Один из старинных рисунков изображает сцену из жизни гарема. На ковре сидит жена султана. Многочисленная женская прислуга подносит ей яства. На самом высоком сооружении — надпись. «Хан Абдул Азиз Бахадур, 956» — дата по календарю хиджры (1549 г.), указывающая, когда была выполнена эта миниатюра.

А теперь наш путь лежит в Герат, который в прошлом был расположен на территории Персидской империи, а в настоящее время в Афганистане. Благодаря покровительству просвещенного монарха Султан-Хусейна в XV в Герат превратился в крупный культурный центр.

Гератские художники очень часто фоном для своих миниатюр, изображающих любовные сцены, избирали сад. Таким образом, благодаря художникам мы имеем возможность судить о том, что представляли собой сады того времени.

В 1502 г. Исмаил I основал династию Сефевидов. Это событие имело большое значение в истории Ирана По своему происхождению Сефевиды были персами Их правление продолжалось более 200 лет, которые можно назвать эпохой возрождения Ирана. Правители оказывали покровительство художникам и архитекторам.

При дворе Тахмаспа I нашел приют живописец Гумайун, изгнанный из Индии. Славу крупнейшего культурного центра приобрела столица шаха Тахмаспа Тебриз. Ведущими художниками здесь были Мирак и Султан Мухаммед. Они украсили миниатюрами рукопись Низами, которая хранится в настоящее время в Британском музее. В этот период были вы полнены миниатюры, иллюстрирующие и другие произведения классики; их переплеты были украшены изображениями садов.

Правление шаха Аббаса I (1587—1629) принесло Ирану мир и процветание, которых он до сего времени не знал. Шах оказывал покровительство ковроделам, и произведения мастеров коврового искусства того периода считаются непревзойденными образцами. На некоторых коврах мы видим розы, лилии, маки и тюльпаны, выполненные с величайшим мастерством.

Шах Аббас I перевел столицу из Казвина в древний Исфахан, который еще в V в до н. э. был центром державы Ахеменидов, а затем Парфянского царства и Сасанидского государства. В Исфахане до наших дней сохранились развалины «храмов огня». Неповторимый характер и колорит придали городу великолепные мечети, дворцы, сады, возведенные при шахе Аббасе. Недаром Исфахан называют Нэсф-э-Джахан, что означает «пол-мира». Окружающий площадь Мейдан-э-шах архитектурный ансамбль, пожалуй, — самый чудесный на планете. Шахская мечеть Месджед-э-шах с изящным минаретом расположена на южной стороне площади. Ее великолепный купол возвышается над всем городом. Если Тадж Махал называют поэмой в мраморе, то шахская мечеть — фантазия из нежно-голубой мозаики. Мечеть чарует и завораживает, оставляя незабываемое впечатление. Вне всякого сомнения, это одно из самых поэтичных архитектурных творений.

Восточнее площади Мейдан и честь тестя шаха возведена мечеть шейха Лотфоллы, украшенная удивительным но своим пропорциям куполом. Над входной дверью мечети искусно расположены сталактиты, не уступающие по красоте хрусталю.
Севернее находится крытый базар, еще сохранивший атмосферу тех дней, когда через город проходили караванные пути. Там же расположено множество антикварных магазинов, в которых можно купить изделия из меди и керамики, ковры, изюм и миндаль.

У входа во дворцовые сады стоит шести этажный дворец Али-Капу, в котором шах принимал иностранных послов. С его балкона он также наблюдал за спортивными состязаниями и военными парадами. Отсюда открывается чудесная панорама города.

За дворцом Али-Капу, в садах, построен удивительный по своей красоте павильон Чехель-Сотун. Его 20 колонн отражаются в воде пруда, и складывается впечатление, что их не 20, а 40, оттого павильон называют «сорокаколонным». На одном из рисунков мы видим влюбленную пару, на другом — шаха Аббаса в окружении иностранных послов.

От дворца к реке Зайендеруд ведет главная магистраль города — Чехар Баг. Изящ ный мост перекинут через реку. Вдоль дороги в несколько рядов посажены тополя и чинары, розы и жасмин. Для орошения сада устроено пять водоемов. Весной фонтаны и цветы придают саду неповторимое очарование.

Среди павильонов, построенных вдоль Чехар Бага, можно выделить Хашт Бихишт, или Восьмой Рай. Под его великолепным куполом расположен приносящий прохладу фонтан. Стены павильона украшены росписью.

Вокруг Исфахана разбросаны орошаемые каналами «кванат» сады, в которых растут миндаль, персики и груши. 

Очень много садов было посажено при шахе Аббасе в прикаспийской провинции Мазандеран в Амоле, Барфуруше, Сари, Фарахабаде, Ашрафе и Сафнабаде. Сад в Амоле известен своими гигантскими кипарисами. Обычно шах Аббас посещал сады Мазандерана на Науруз, персидский Новый год, который отмечают 21 марта. Он совпадает с наступлением весны, когда в полном цвету персики, вишни и сливы.

А сейчас мы направляемся в Шираз, еще один город, известный своими садами. Шираз — родина поэтов Саади и Хафиза. В начале XVII в., в период правления шаха Аббаса, его посетил английский путешественник сэр Томас Герберт. С окружающих город высоких холмов он с восхищением смотрел на голубые купола мечетей и «хамам», выложенные лазурными изразцами. Город, который, но словам Герберта, «оберегала сама природа, обогатила торговля и украсило искусство», он описывает так:

«И вот внизу перед нами в зелени плодородной равнины, в окружении сиреневых холмов, на вершинах которых еще лежит снег, укрытый от взора садами, величественными темными кипарисами и багряником, утопающий в розах, красивых и благоуханных, которые превосходят все другие цветы совершенством красок, украшенный изящными минаретами и бирюзовыми куполами, раскинулся Шираз — центр персидской культуры, убежище поэтов и философов, родина персидского гения».

На востоке города были расположены сады Баг-э-Дилгуша, Баг-э-Джаннума, Чахил-тан и Хафт-тан, на северо-западе — Баг-э-Такхт, который состоял из семи террас, на западе — Баг-э-Шайкх и Рашк-э-Бихишт. И это далеко не полный список. «Вся долина утопает в садах, — добавляет Герберт, — но особенно их много на западных склонах холмов на фоне сверкающей вершины Ку-э-Барф — Снежной горы.

Шардэн, французский гугенот, ювелир по профессии, провел в этой стране десять лет, и благодаря ему Европа получила обширные сведения об Иране XVII в. Он писал, что в Ширазе нет ничего более прекрасного, чем общественные сады; их 20, и в них собраны самые крупные деревья мира: кипарисы, платаны, сосны.

А сейчас мы посетим Тегеран.

В 1788 г. основатель династии Каджаров хан Ага Мухамед сделал Тегеран своей столицей Его преемник хан Фатех Али (1797—1837) создал несколько садов и построил дворцы, среди которых можно выделить Гулистан, Кваср-э-Квахар и Негаристан. Сравнивая их с чудесными по своей архитектуре сооружениями шаха Аббаса, нетрудно заметить, что эти  постройки XVIII в. отличаются невзыскательным вкусом и грубостью исполнения. Как в Индии, так и в Иране расцвет архитектурного зодчества пришелся на XVI и XVII столетия.

Во дворце Негаристан был летний двухэтажный бассейн. На верхнем этаже находились покои правителя и его жен. Отсюда по длинному мраморному скату жены соскальзывали вниз, в воду отделанного мрамором бассейна. Шах Фатех Али обожал смотреть на своих красавиц во время купания. Таким образом, он впервые ввел у себя в стране развлечение, которое устраивали также раджпутские раджи в Индии в XVII в.

Любовь к цветам сохранилась у иранцев по сей день. Они увлекаются разведением садов, особенно на севере, где много рек и ручьёв. Редко здесь можно встретить дом, возле которого не были бы сада. Даже бедняки украшают свои дворы розами, тюльпанами и ноготками. Днем обитатели дома часто собираются в саду побеседовать и выпить чашку чая. В садах богатых людей обычно есть пруд, вокруг которого высаживают цветущий кустарник. В этих прудах иногда разводят золотых рыбок.

Из всех цветов иранцы отдают предпочтение розе и разводят великое множество ее видов. Возможно, персидской розой была первоначально и Rosa nemisphertca, великолепная махровая, желтая, с мускусным запахом. В саду Негаристан можно встретить розу эглантерию — дерево высотой до 20 футов, ствол которого имеет два фута в окружности. Это, конечно, чрезвычайное явление, не имеющее пока аналогов нигде в мире. Иранцы также любят фиалки, маки, ирисы и нарциссы. В настоящее время здесь практически можно встретить все европейские разновидности однолетних цветущих растений.

Большое значение придается в Иране симметричной планировке сада. Самое любимое дерево, конечно, кипарис. Широко распространены также белый тополь, сливовые деревья, удаи (Acacia plariifrons) и плакучая ива, которая обычно встречается по берегам каналов. В садах также растут чинары, сосны, ясень, вязы, липы, фисташки, грецкий орех, каштаны и мирт. Из фруктовых деревьев можно назвать апельсины, лимоны, миндаль, сливы, вишни, персики, абрикосы, фиги и гранаты.

В Мешхеде есть прекрасный сад, известный под названием «Мейдан-э-Арак». В саду имена поэтов Саади, Хафиза и Фирдоуси состав лены из растущих однолетних цветов. Некоторые клумбы настолько красиво и интересно оформлены, что служат моделью для ковровых рисунков.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер