Сад мхов Сайходзи в Киото

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Одним из самых ранних дзэнских садов японские исследователи считают сад Сайходзи, переделанный из пейзажного сада монахом-художником Мусо Кокуси (или Мусо Сосэки) в 1337 году (По другим источникам, сад был начат в 1339 году и работа продолжалась в течение пяти лет.). Сад мхов Сайходзи, а также сад воды Тодзи-ин и сухие сады Мёсиндзи и Рёандзи относят к школе Тэнрюдзи наряду с садами самого монастыря. Обширный сад Сайходзи расположен на двух уровнях: нижняя часть — это сад мхов и пруд, а верхняя — сухой пейзаж (Ныне сухой сад перестроен и во многом утратил свою специфику). Обе части в значительной мере контрастны как по своим компонентам и их размещению, так и по ощущению, которое они дают зрителю.

По преданию, верхний сад был предметом особого внимания художника. На склоне холма он впервые устроил символический каскад с тремя уровнями, создав грандиозную композицию, дающую ощущение дикой и суровой природы. Мощные камни, покрытые голубоватыми, буро-серыми, ржавыми пятнами лишайников, символизируют грандиозные горы, как бы сжимающие стремительный и бурный поток. Здесь выделяются и сталкиваются две главные силы природы, олицетворяющие позитивное и негативное начала — ян и инь, они выражают единство и борьбу космических сил, непрерывность движения и его постоянство. Один из камней у края каскада традиция связывает с именем правителя Японии 14 века Асикага Ёсимицу, посещавшего монастырь и погружавшегося в созерцание сада, сидя на этом камне. С тех пор он так и называется — камень созерцания. Нижний сад — мир тишины, покоя, мягкого всепронизывающего зеленого света, проникающего сквозь ветви деревьев с мелкой листвой и отражающегося от мягкого бархата мхов, затянувших не только землю, но и камни, стволы деревьев и острова в пруду. Через сад проложена дорога, и перемещение по ней постепенно раскрывает одну за другой непринужденно свободные, как в естественной роще, композиции из высоких и низких, прямых и изогнутых деревьев, из огромных скал и мелких камней. Спокойная поверхность пруда разделена скалами-островками, символизирующими корабли, которые плывут к райским островам. Процеженный сквозь листву свет впитывается нежно-изумрудной, темно-зеленой, буроватой поверхностью мхов, как бы сгущаясь в ней, обогащая ее фактуру. Эмоциональное переживание этой фактуры мхов, контрастирующей с блестящей гладью водоема, и окутывающего предметы зеленого света — основа эстетического воздействия нижнего сада Сайходзи. Только осенью нарушается его тончайше разработанная монохромность, когда в нее вторгаются звучные удары огненно-рыжих и густо-красных пятен листвы клена. Пруд имеет очертание, напоминающее китайский иероглиф «синь» («сердце»), что связано и со стремлением художника увеличить сложность береговой линии и с буддийской символикой значения  иероглифа.

Обязательное следование по дороге, «принудительный» маршрут прохода через сад служат залогом не только сохранности тщательно оберегаемых мхов, но главным образом точности впечатления от каждого компонента сада и каждой композиции, рассчитанной на определенную точку зрения. Пространство сада как бы постепенно разворачивается перед человеком, переживается им по мере движения. Подобное введение временного аспекта в образную структуру сада идет не только от его близости к архитектурному жанру, но и к особому виду дальневосточной живописи на длинных горизонтальных свитках, подразумевающих постепенность восприятия, повествовательность, связанную не с сюжетом, а с самой формой картины, достигающей иногда нескольких метров длины.

Сад Сайходзи называют также храмом мхов, и хотя в его построении камни играют существенную роль, именно мхи составляют основу его выразительности (В саду собрано несколько десятков различных сортов мхов). Мхи, покрывающие старые камни, стволы деревьев; мхи с их неприглядностью и непритязательностью; мхи — вечнозеленые, создающие разнообразные поверхности — видимо, все эти качества и заставили дзэнского монаха Мусо Кокуси сделать мох «главным героем» своего сада, осмыслить и раскрыть его разнообразные эстетические возможности.

Основной задачей художника была необходимость дать толчок для цепи ассоциаций, для воображения, развивающего интуицию. Для этого важна была не только каждая композиция, но атмосфера в целом, создающая настроение и обостряющая восприятие.

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Японский сад. Сад мхов Сайходзи в Киото. Saiho-ji

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер