Священные рощи буддизма

Глава «Священные рощи буддизма». «Сады через века». Рандхава М.С. Перевод с английского: Ардашникова Л.Д., издательство «Знание», Москва, 1981 (Mohindar Singh Randhawa, "Gardens Through the Ages", Macmillan Co. Delhi. India. 1976)


В VI столетии до нашей эры в мире возникли четыре больших религиозных учения: конфуцианство в Китае, маздеизм в Персии, джайнизм * и буддизм в Индии.

Очищенный от наслоений буддизм привлекает многих людей даже в наш просвещенный век. Буддизм проповедовал правдивость, чистосердечие, отказ от насилия и доброту ко всему живому, призывал людей избегать алчности, двоедушия, злословия, ненависти и злобы. Восставая против обрядовых ритуалов браманизма * и против кастовой * системы, он привлекал большое число последователей, особенно среди угнетенных низших каст. Родоначальник джайнизма Вардаман Махавир и основоположник буддизма Гаутама Будда принадлежали к касте воинов и правителей — кшатриев, однако, проповедуя свои вероучения, они пользовались не аристократическим санскритом, а языком простого народа — пракритом, поэтому их слова были понятны широким массам и оставляли след в сознании.

* Джайнизм — одна из сект индуизма, являющегося формой браманизма. Названа по имени полулегендарного основателя — Джайны. Многие положения этой религии легли в основу буддизма

* Браманизм — религия, возникшая в Индии и X н. до н. э. и сменившая еще более древнюю — неддизм. Современная форма браманизма — распространенный в Индии индуизм. Главным божеством браманизма является Брама — творческое начало жизни. Ему сопутствуют Вишиу — сила созидающая и Шива — сила разрушительная. Для браманистов эта троица является тремя сторонами единой мировой сущности. Браманизм верит в переселение душ. Он освятил законы ману и разделение индийского общества на касты.

* Касты — в Индии и некоторых других странах Востока — замкнутая общественная группа со своими обычаями и законами Главных каст — четыре: браминов — жрецов, кшатриев — воинов и правителей, вайшья — купцов, земледельцев и скотоводов и шудров — низшая каста безземельных батраков, ремесленников.

Под покровительством царя Ашоки — одного из наиболее выдающихся правителей буддизм быстро распространился в Индии. Достигнув Цейлона, Бирмы, Таиланда, Суматры, Явы, Вьетнама, Китая, Кореи и Японии, он оказал облагораживающее влияние на дикие племена, населявшие в то время Центральную Азию, Монголию и Афганистан. Это буддизм вдохнул жизнь в прекрасное искусство Аджанты *, которое, в свою очередь, оказало влияние на формирование культуры Центральной Азии и Китая. Ему обязан благородством своих пропорций один из величайших храмов мира, воздвигнутый в Боробудуре на острове Ява и до сих пор восхищающий людей своей архитектурой и шедеврами скульптуры.

* Искусство Аджанты — имеются в виду настенные росписи пещерного храма в Аджанте. Относятся к IV—VIII вв н. э. и, несмотря на религиозные сюжеты, дают представление о светской жизни индусов этого периода, так как бытовой элемент в них преобладает над культовым.

Вместе с тем буддизм немалое место уделяет любви человека к природе. По преданию, его основатель — Гаутама Будда был рожден под деревом ашока, «достиг просветления» под деревом пипал, проповедовал свое новое учение в манговых рощах и в тени гигантских фикусов — баньянов, а умер среди зарослей дерева сал. Никакая другая религия не была так тесно связана с растительным миром, с красотой природы, как буддийская.

Культ дерева, древопоклонничество буддизм воспринял от более древних индийских религий. Связав такие деревья, как сал, ашока и плакша, с жизнью Будды *, буддизм провозгласил их священными. Чтобы понять эту связь, надо Познакомиться с некоторыми страницами бытия Гаутамы.

* Будда, по преданию, жил в VI—V вв. до н. э. Имя его Сиддхартха Гаутама, прозвище Сакья Муни по области Сакья и много других; Гаутамой его называют по родному племени. Согласно легенде был царского происхождения, чудесно зачат, до 30 лет вел полную удовольствий жизнь, затем стал нищим монахом, вел странническую жизнь, проповедуя свое новое учение, творил чудеса и умер в 80 лет.

Этот легендарный герой принадлежал к арийскому племени Сакья. Отцом его был Суддодана, раджа Капилавасты — небольшого княжества на границе с Непалом. Здесь Будда и родился в 563 г. до н. э. Его рождение описывается так.

«Осторожно, как масло в чаше, десять лунных месяцев носила бодисатву царица Махамайя. Когда же ее время пришло, пожелала она навестить дом своих родителей и обратилась к царю Суддодане с такими словами: «Хотела бы я, о повелитель, отправиться в Давадаху, город моей семьи». Царь одобрил ее намерение и повелел сделать дорогу от Капилавасты до Давадахи ровной и гладкой и украсить ее сосудами, наполненными подорожником, а также флагами и знаменами, и, посадив жену в золотой паланкин, который несла тысяча приближенных, отправил ее с большим почетом. Между двумя этими городами расположена была принадлежащая их жителям роща из садовых деревьев, которую называли Лумбини — роща увеселений. И случилось так, что в это время вся она, от корней до верхушек, была покрыта цветками, а среди ветвей жужжало множество пчел пяти разных цветов и, сладко распевая, порхали птицы.

Видя все это, царица почувствовала желание прогуляться по саду. И придворные понесли ее и вошли в рощу. Она приблизилась к высокому дереву сал и потянулась к одной из ветвей. Тогда эта ветка, словно гибкий тростник, сама наклонилась к ней и оказалась на уровне ее рук. Царица дотронулась до нее, и в тот же момент ее потрясли родовые муки. Не мешкая, слуги огородили ее занавеской и скромно удалились. Так, держась за ветви и не успев даже лечь, царица разрешилась от бремени».

В другом повествовании сказано, что перед родами Махамайя увидела пришествие бодисатвы во сне — будто он появился в обличье слона. Проснувшись, она пошла со своими служанками в ашоковую рощу и послала за царем, но он, как ни пытался, не смог двинуться с места, пока боги Чистого Жилища не известили его о случившемся. Дальше говорится, что в момент родов царица держалась за ветви не сала, а плакши. Оба эти дерева довольно распространены в том районе, где, по преданию, родился Будда.

В 630 г. сад Лумбини посетил китайский путешественник Юнцан и оставался там до 645 г. В описании своего путешествия он упоминает дерево ашока, под которым родился Будда. В саду Лумбини, пишет Юнцан, находится купальный бассейн жителей Сакьи, вода в котором чиста и прозрачна, словно зеркало, а поверхность ее покрыта цветами. В 24 или 25 шагах от бассейна стоит дерево ашока — некогда цветущее, оно теперь высохло. Это и есть то место, где родился бодисатва.

«Около 250 года до рождества Христова принц Махиндра, сын царя Ашоки, привез молодой саженец дерева бодисатвы на Цейлон. Теперь его огромные сучья подперты шестами — это самое древнее историческое дерево мира»,— пишет Уэллс в своей книге «Очерки истории».

Без баньяна, как без Ганга и Гималаев, невозможно представить себе природу Индии. «Это, может быть, один из самых удивительных образчиков растительного мира на земле, — замечает Кристина Лассен. — От одного единственного корня это дерево воздвигает огромный зеленый храм с бесчисленными залами, тенистый, прохладный шатер которого не пропускает света и, кажется, создан исключительно для того, чтобы дать кров бездомному первобытному человечеству».

В каждой деревне предписывалось сажать баньяновые и пипаловые деревья, ибо они не только дают густую тень, но и охраняют поля и сады от птиц. Во время плодоношения баньян и пипал покрываются таким количеством фиг, что ими могут неделями кормиться тысячи пернатых. Таким образом остается невредимым урожай культурных растений.

Баньянов очень много среди индийских деревьев-гигантов. Хорошо известен, например, баньян из Сибпорского ботанического сада в Калькутте. Окружность его густолистой кроны превышает тысячу футов, охват главного ствола — 51 фут. Его поддерживают около 500 уходящих в почву воздушных корней. Большой баньян в Чиколи Хошунгабадского района штата Мадхья-Прадеш занимает около полутора акров площади, а гигант из Чунханакуппы, что в 18 милях от Бангалора, — добрых три акра, и говорят, ему почти 500 лет.

Обращая подданных в буддизм, царь Ашока (264—227 гг. до н. э.) отказался от насилия и провозгласил себя апостолом мира.

Ашока вошел в историю еще и тем, что не только поощрял насаждения лесов, но и сделал это частью своей государственной политики. Он призывал возделывать сады и превращать дороги в тенистые аллеи.

Одним из свидетельств, что этот принцип осуществлялся на деле, может служить замечательный храм в Баруте (или ступа Барута) *, обнаруженный в 1873 г.

* Ступа Барута — храм в Баруте. К индийской архитектуре буддийского периода относятся памятники разных типов: пещерные храмы, чайтья (молитвенные залы типа христианских базилик), памятные стобы — стамбхи, завершающиеся скульптурами, вихары — монастырские комплексы и ступы — курганообразные сооружения, обнесенные концентрическими заборами с четырьмя воротами-торанами, богато украшенными резьбой и скульптурой. Таковы ступы, упоминаемые в тексте: ступа Барута, ступа Санчи и ступа Матуры.

Расположенный в провинции Нагод, ныне вошедшей в состав Мадхья-Прадеш, Барут представлял собой часть древнего города Байроннура. Одни ученые относят ступу к 200—250 гг. до н. э., другие — к 184—72 гг. до н. э. Открытие барутской ступы — это веха в истории Индии. По сохранившимся произведениям мы можем составить представление о религии, нравах, обычаях, архитектуре Индии в эпоху Сунгаитов.

В скульптуре Барута мы еще не встречаем изображения Будды Он представлен лишь символически, а именно: цветок лотоса означает его рождение, дерево пипал — прозрение, колесо — его первую проповедь и т. д. (Первые известные нам изображения самого Будды возникли четыре столетия спустя. Они созданы греками в Гандхаре и индусами в Матуре )

В скульптурах Баруты широко представлены деревья и растения. Особое место среди них принадлежит семи деревьям — bodhi (т. е. связанным с титулом Будды — бодисатвы).

Эти деревья дают густую тень, и не удивительно, что благодарные жители жаркой страны наградили их священным титулом.

Дерево пипал с особой тщательностью вы резано на памятном столбе Празенаджит. Пипалу поклонялись еще до пришествия Будды. Из его древесины делали священные сосуды и палочки для возжигания огня.

Среди других деревьев, запечатленных в скульптурах Баруты, мы находим также баньян, или ниагроду; гулар — фиговое дерево, известное еще под именем удумбра; серизу сал, манговое дерево. Последнее, может быть, встречается чаще других.

Так, например, оно показано в рельефе, изображающем дароприношение в монастыре Джетавана. Согласно легенде во время пребывания Будды в Магадхе его навестил богатый купец Анатапиндака, подаривший ему парк Джетавана с прозрачными бассейнами, пышной зеленью и бесчисленными цветами. В этом парке Будда произносил свои откровения перед народом.

На одном из барельефов показана тала — широко известная пальма пальмира. В Южной и Восточной Индии это довольно распространенное дерево, и воспроизведено оно с особой тщательностью.

Дерево ашока изображено в соседстве с якшами — спутницами бога изобилия Куберы, которого считают покровителем северной провинции Аунт Меру. Якши охраняют четыре входа в ступу Барута. Якша Чулакока стоит с поднятой вверх правой рукой, касаясь ею покрытых цветками ветвей ашоки. Другой рукой и левой ногой она обвивает ствол дерева. Это знаменитая поза dohada — красивая девушка приняла ее, чтобы толчком ноги «пробудить» дремлющие цветки ашоки. Дерево в скульптуре выполнено очень реалистично и с большой тонкостью. При взгляде на него возникает поэтический образ бутона, внезапно, от толчка раскрывающего свои лепестки. Считается, что кора ашоки имеет целебные свойства.

Еще один знаменитый памятник древнего искусства Индии — ступа Санчи — описан также в 1873 г. Фергюссоном. Барельефы на воротах, многие из которых посвящены древопоклонению, произвели на автора такое большое впечатление, что своей монографии он дал название «Культ дерева и змия».

Ступа Санчи находится приблизительно в пяти с половиной милях от Бхилы — современного города, сменившего древнюю Видасу. Когда-то она стояла у скрещения двух больших торговых путей, один из которых вел с запада на восток — от оживленных морских портов побережья Индии, через Уджай, Козамбу и Бенарес в Паталипутру, другой — с юга на северо-запад, из Пратистаны — столицы провинции Андра в Шравашти. Видаса была родным городом жены царя Ашоки — Деви.

Знаменитая ступа, в которой символически захоронены останки Будды, была воздвигнута Ашокой в 225 г. до н. э. Как утверждает английский историк сэр Джон Маршалл, Ашока основал Сангараму и построил эту ступу именно здесь не только потому, что Видаса была одним из крупнейших городов его царства, но и потому, что хотел почтить это место как родину прекрасной Деви — место, для него лично связанное со счастливыми воспоминаниями

Первоначально ступа была построена из кирпича, но в середине II столетия до нашей эры, в период правления царя Агнимитра из династии Сунга, она была одета камнем. Камнем вымостили и дорогу процессий. Ступу обнесли оградой и в разное время соорудили четверо ворот-торанов, отделанных богатой резьбой.

Выступающие части нижнего архитрава балочного перекрытия ворот поддерживают грациозные врикшаки, или лесные нимфы. На фасаде восточных ворот изображена изящная женская фигура Волосы женщины частью рассыпаны по плечам, частью подняты над челом в виде пучка, что напоминает прическу служанок и жительниц джунглей. Прозрачная одежда угадывается по легким складкам, падающим по бокам. Ее большие серьги не сохранились, но браслеты, покрывающие руки почти до локтей, а ноги — до колен, ожерелье из бус и пояс с подвесками можно детально рассмотреть. В этой фигуре, по свидетельству Маршалла, мягко сочетаются черты женщины из придворных кругов и жительницы лесов.

На многих барельефах изображены цветки лотоса, его бутоны и листья. Особенно интересно выполненное резьбой изображение Шри-Лакшми, или Падмы, — богини лотоса, покровительницы богатства и процветания. Побег лотоса с листьями и цветками — обычный для скульптуры Санчи мотив, ведь лотос — это и символ влаги, питающей все живое.

Мотив женщины и дерева нашел наиболее изысканное выражение в высеченных из красного песчаника скульптурах еще одного древнего храма — ступы Матуры (Кушанский период). Хотя столицей кушанских царей Канишки, Хувишки и Васудевы была Парсупура (Пешавар), с 78 по 200 г. их власть распространялась также и на Матуру.

Но самым популярным мотивом у скульпторов Матуры были листья и цветки ашоки. В музеях Матуры и Лакхнау мы встречаем многочисленные изображения ашоки в сочетании с женскими фигурами. И это не девушки-танцовщицы, а врикши-деваты — символы плодородия, которым поклонялись бездетные женщины в надежде, что им будет дарован ребенок. На одном из таких произведений мы находим изображение женщины, стоящей под цветущей ашокой. Красивая, со счастливым лицом, она укрепляет на голове венок из лотосов. Фоном ей служит тонко высеченная ветвь ашоки с характерными для нее удлиненными листьями и цветками

Кроме ашоки в скульптурах Матуры мы находим изображения еще четырех деревьев. Одно из них — кадамба. Стоящая под ним женщина держит в руках меч, концом которого она касается шаровидных цветков. Широкие овальные листья с отчетливо выступающими сосудами и сферические соцветия — эти характерные признаки кадамбы — переданы художником достоверно и тонко.

Буддийские монахи разводили вокруг своих монастырей целые рощи растущих деревьев. Для этого у них было достаточно досуга, и жили они в окружении мирной природы, столь благоприятствующей душевному покою. Вот почему садовое искусство того времени тесно связано с храмами и монастырями. Так было и в Индии, где буддийские монахи выращивали цветущие рощи ашоки и кадамбы, и в Китае, где они бережно сохраняли такие редкие деревья, как гинкго.

Буддийский храмовый сад, уже забытый у себя на родине, до сих пор существует в Таиланде. Пагоды Бангкока расположены среди мирных садов, украшением которых служат ашоковые деревья. На Дальнем Востоке — в Китае, Корее, Японии — древние буддийские храмовые парки дали жизнь садам нового типа.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер