Сады эпохи последних Моголов

Глава «Сады эпохи последних Моголов». «Сады через века». Рандхава М.С. Перевод с английского: Ардашникова Л.Д., издательство «Знание», Москва, 1981 (Mohindar Singh Randhawa, "Gardens Through the Ages", Macmillan Co. Delhi. India. 1976)


Правление Аураигзеба стало поворотным моментом в истории Индии. После его смерти все было готово к полному краху, который наступил через 30 с небольшим лет.

Среди раджпутов, составляющих главную военную силу государства, царили разочарование и уныние. На юго-западе силы Моголов подтачивали маратхи. Более организованными становились выступления секты сикхов, которой в дальнейшем предстояло сокрушить власть Моголов на севере.

Преемник Аураигзеба шах Бахадур (1707—1712) был мягким и великодушным человеком. Ему не хватало смелости ни пойти на соглашение с новыми силами возрождающегося индуизма, ни решительно сокрушить эти силы. Он покровительствовал художникам, и ряд великолепных произведений живописи был создан в годы его правления. В истории мы не находим данных, свидетельствующих о его интересе к садовому искусству.

В 1713 г. к власти пришел шах Джагандар, слабое, изнеженное существо.

Он лишь около года управлял империей. Он женился на танцовщице Лаг Куивар, и она способствовала тому, что он приобщился к занятиям, недостойным его высокого положения.

Чрезмерное увлечение шаха фейерверками и иллюминацией привело к полному истощению запасов масла в стране. Торжества затягивались до полуночи, и пробуждался шах лишь во второй половине дня. Поэтому не удивительно, что в период его правления в стране царила полная неразбериха. В казне уже не оставалось средств для строительства общественных сооружении. Если предшественники шаха возводили сады, сажали деревья, то он постарался полностью уничтожить плоды их труда. «Был отдан приказ вырубить все высокие деревья как на территории дворца, так и в охотничьем заповеднике Джаханиума, — сокрушается историк по поводу бессмысленного уничтожения щедро раскинувших свои ветви деревьев, в тени которых могли найти уединение и покой утомленные долгой дорогой путники и отдых — перелетные певчие птицы. — Казалось, по всему району Дихли для деревьев наступил день страшного суда: деревьям, которые посадили императоры по обоим берегам канала Фаиз, были нанесены раны в самое сердце; они уже не смогли более поднять свои головы к небу и упали в пыль бесславия и унижения».

Следующий правитель, Фаруксияр (1713— 1719), предстает перед нами как слабый, лукавый, трусливый человек, достойный презрения. Он увлекался верховой ездой, поло и стрельбой из лука. На некоторых миниатюрах он изображен на «вершине мира», в его руках — лук и стрела, нацеленная в птицу. Он любил красиво одеваться. Проявлял ли он интерес к садоводству, нам неизвестно.

В 1719 г. на престол взошел шах Мухаммед, который наслаждался праздным существованием и уделял своему гарему больше времени, чем государственным делам. Его жены и евнухи, под сильным влиянием которых он находился, бесцеремонно вмешивались в дела государства. Ему не хватало смелости и способности принимать решения, брать на себя какую-либо ответственность. Империя распадалась, трудности вызывали у него досаду, и он искал забвения в обществе шутов, льстецов и наложниц. Шах любил природу — об этом свидетельствует миниатюра, на которой он с восхищением взирает на цветок логоса.

Что же представлял собой гарем шаха? Яркое описание гарема мы находим у Бернье, который в годы правления Аураигзеба находился в Дели.

«В серале имелись великолепные, изолированные друг от друга апартаменты, более или менее просторные и роскошные, в зависимости от положения и дохода обитательницы. У дверей почти каждой спальной комнаты — бассейн с (проточной водой, кругам сады, восхитительные аллеи, укромные тенистые уголки, ручьи, фонтаны, гроты, глубокие пещеры, в которых можно спрягаться от солнца, высокие диваны и веранды, на которых можно отдохнуть в ночной прохладе. В стенах этого чарующего обиталища не чувствуешь ни духоты, ни зноя».

А вот как описывает тот же автор дома омрахов (аристократов). «В этих жарких странах дом считают прекрасным, если он просторен, полон воздуха, открыт со всех сторон ветрам, особенно северному. В любом хорошем доме  есть двор, сады, деревья, водоемы, небольшой фонтан в холле или при входе, красивые подземные покои с большими опахалами, где в прохладе можно отдохнуть с полудня до четырех или пяти дня, когда стоит удушающая жара. Некоторые вместо подвальных помещений строят кас-канаяс — маленькие опрятные домики из соломы или душистых корней, которые располагаются как можно ближе к водоему, чтобы можно было без особых затруднений приносить в шкурах воду. Считается, что дом достоин восхищения, если он расположен в центре огромного сада-цветника и в нем есть четыре просторные опочивальни, приподнятые над землей на высоту человеческого роста и открытые со всех сторон, чтобы в них было прохладно».

В 1739 г. в Индию из Ирана вторгся Надар-шах, разгромил армию шаха Мухаммеда и занял Дели. Его войска устроили резню, разграбили город и увезли с собой огромные богатства, в том числе картины, бриллианты, золотую и серебряную утварь. Власть Моголов рухнула. В 1748 г. шах Мухаммед умер, и в том же году маратхи захватили Дели. Они развенчали славу могольской армии и окончательно опустошили ее казну. Преемник шаха Мухаммеда только назывался императором; подлинная власть была сосредоточена в руках сиедов, среди которых выделялся решительный человек по имени Абдулла.

Вот что рассказывают очевидцы о том, какая участь постигла императорское имущество: «О великолепии двора Великого Могола ходили легенды, собранные в нем ценности и произведения искусства пользовались мировой славой и укрепляли авторитет двора. А сейчас стало известно, что грубые и невежественные вожди племен захватили эти богатства и забрали себе все, что хотели, из царской казны: драгоценные камни, произведения искусства, слонов и лошадей. А самым унизительным и печальным было то, что Абдулла, говорят, взял себе самых лучших красавиц бывшего царя».

В эту пору искусство садоводства и живопись находят свое развитие при дворах провинциальных правителей. Самым значительным в то время было княжество Ауд. Его территория в настоящее время является частью штата Уттар-Прадеш.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер