Сады с искусственными элементами

Как всегда бывает в искусстве, на основе предшествующего опыта, пережитого и проанализированного, возникают совершенно новые образы садов, которые сложно отнести к какой-то определенной категории, существовавшей ранее. Такой сад «Эко-парк» создал архитектор Энди Као, родившийся во Вьетнаме, но получивший образование в США (рис. 96). Основа его сада — необычный материал: возникающая в процессе вторичной переработки стекла крошка в виде округлых гранул. В плане сад похож на абстрактную картину, по гармоничному взаимодействию материала и природы напоминающую артефакт, но все же является самобытным произведением, не имеющим аналогов.

Идея создать сад, взяв за основу гранулы из стекла, казалась необычной и, наконец, опасной. Но он был создан — и в результате получился интересный ландшафт. В этом заслуга Энди Као, молодого архитектора, который случайно открыл возможности этого материала в ландшафтной деятельности. Его вдохновение имеет корни, далеко уходящие от американского пригородного сада.

После того как Энди Као получил диплом ландшафтного архитектора, он приехал помочь своему другу-скульптору, изготавливающему сооружение, в основе которого было стекло. Посетив завод по переработке стекла, он заметил, что в определенный момент осколки оплавляются и перестают быть острыми, приобретая при этом светонепроницаемость. Купив ящик этого материала, Као начал эксперименты в ландшафтной области и создал свой первый сад из стеклянной крошки во внутреннем дворике дома в Лос-Анджелесе. Это обычное городское пространство скромных размеров, расположенное на вершине холма, он превратил в сад, но сад совсем необычный. «Эко-парк» начинается с калитки, откуда ведет дорожка, огибающая дом со всех сторон. Дорожка вымощена бетонными прямоугольными плитами, лежащими на хрустящей под ногами стеклянной мульче. Чуть дальше тропинка делает плавный поворот между холмиками из желтого и зеленого рассыпчатого стекла и продолжает путь вдоль стены из бетонных блоков. Бетон, однако, скрыт под слоем бирюзовой и коричнево-зеленой стеклянной крошки, смешанной с раствором. Между дорожкой и зоной с растениями нет явного разграничения: поверхность из стекла запросто меняет свой цвет, делая подъемы и спуски, будто показывая пройденный путь. Саженцы цитронеллы расположены на участках земли, плавно переходящих в посыпанные стеклянной крошкой поверхности. Даже соседняя стена, покрытая стеклянными гранулами, смешанными с цементным раствором, является как бы вертикальным продолжением горизонтальной плоскости.

Стекло наполняет весь сад, объединяя горизонтали и вертикали. Возможность использовать стекло одновременно как покрытие пешеходного пути и как мульчу означает возможность стереть традиционное разграничение между искусственным покрытием и природным ландшафтом, между замощенными поверхностями и поверхностями, оставленными нетронутыми. В саду Као и то, и другое смешивается в приятный для глаз единый пейзаж, кроме того, стекло дает преимущество в цвете. Вне сезона стекло может являться прекрасной заменой цветам, а в сезон становится их приятным дополнением.

Для своего сада Као вдохновлялся пейзажами родного Вьетнама. Первый намек — холмы из цветного стекла, разложенные рядом с дорожкой, цвет которых постепенно меняется от желтого к зеленому, напоминая о горках риса после сбора урожая во Вьетнаме. Другой образ, происходящий из прошлого, — горы соли, просыхающие на солнце, получил отголосок в саду в виде конических холмиков из белой стеклянной крошки над спокойной гладью воды в небольшом водоеме за домом. Борта этого водоема, обрамленные черным стеклом, похожи на осадок ила в пруду Последний образ — это рисовые поля, выраженные здесь в виде льна сорта Stipa tenuissima, растущего четкими линиями на земле, припорошенной стеклянным синим порошком, похожим на воду на рисовых плантациях. На этом «рисовом поле» расположена скульптура, сделанная из обломков стальных конструкций. Она вызывает в памяти воспоминание о воинском вооружении, оставленном на полях Вьетнама.

Этот сад нельзя рассматривать как продолжение дома. Его планировка похожа на географическую карту Вьетнама и практически не имеет никаких намеков на здание. Это сад визуальных символов или метафор, вызывающих воспоминания. Он был спроектирован, чтобы рассказать историю о дальних краях и давнем времени. Его главная функция подобна красочному трехмерному произведению, проходя сквозь которое возможно постигать различные ощущения. Стекло действует как пигмент или краска.

Уход за садом ограничивается необходимостью ворошить граблями стеклянные кусочки. На покрытой им площади материал ведет себя как мульча из гравия и аналогично последней сохраняет влажность, отгоняя улиток и препятствуя разрастанию сорняков. В этом саду некоторые растения, такие как суккуленты или бамбук, извлекают выгоду от соседства со стеклом, в то время как другие растения могут обжечься от множества бликов. В северном климате свет от стекла может улучшить рост всех растений, а цветные рефлексы привносить радостное настроение.

Выбор растений зависел от функции неправильных по форме поверхностей и цвета стекла. Многие были выбраны благодаря своей скульптурной форме — главным образом суккуленты с нежными и мясистыми листьями. Подрезка придала им правильные фирму и размеры, обеспечивая тем самым максимальный визуальный эффект. Цвет растений также подбирался исходя из взаимодействия со стеклом, например, в случае с агавами, с их характерными листьями саблевидной формы и цветами в виде кисти на длинном стержне.

Кусочки стекла смешаны с большим старанием, словно краски на палитре художника. Один-единственный цвет не может быть трехмерным. Нет жестких углов, формы погружаются друг в друга, объединенные светом и цветом, создающими великолепное абстрактно-экспрессионистическое зрелище.

Несмотря на характерный стеклянный хруст материала, создается общее впечатление роскошной нежности. Никогда раньше промышленные отходы не были представлены с такой выразительностью. Ярко выявлена особенность стекла — менять образ сада под воздействием атмосферной стихии и климата.

Большая заслуга Энди Као в открытии потенциала стекла в саду. Даже без связи с символикой Вьетнама этот сад — доказательство ценности исследования и экспериментов с новыми и необычными применениями материалов. Один из результатов — использование стекла как альтернативы мульче. Земля, не представляющая собой ничего исключительного, благодаря идеям Као преображается в стеклянное многоцветие.

Сложно найти историческую альтернативу саду подобного этому. Никогда раньше переработанное стекло не было использовано в саду. Стеклянные шарики применялись как мульча, но эта затея не имела большого успеха из-за высокой стоимости материала. Кроме того, возможность использования стеклянной крошки не только как посыпки тропинок, но и как покрытия вертикальных поверхностей, если они смешаны с бетоном, — открытие Энди Као.

После того, как по ней прошлись граблями, поверхность может напоминать сад дзен, но параллели на этом заканчиваются. Живые краски, изумительные эффекты и многообразие форм не гармонируют с умеренностью садов дзен и, кроме того, не приглашают к медитации. В Европе XVIII века мелкие многоцветные камушки и гравий использовались для создания сложных рисунков вместо ковров в партере, но сад Энди Као имеет мало общего с этой европейской традицией. Скорее всего, у «Эко-парка» вьетнамские корни, предопределившие такой свежий и оригинальный подход. 

Источник: Поиск новых форм в ландшафтной архитектуре. Забелина Е.В. 2005

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер