Зимнее оформление парка. Борткевич B.М.

«Зимнее оформление парка». Борткевич B.М. Публикуется по изданию «Проблемы садово-парковой архитектуры. Сборник статей». Под общей редакцией комиссии в составе: Коржева М.П. (председатель), Лунц Л.Б., Карра А.Я. и Прохоровой М.И.; Союз советских архитекторов, Секция планировки городов. Издательство Всесоюзной академии архитектуры. Москва. 1936


Оформление городских парков и других зеленых территорий должно быть рассчитано не только на лето, но и на зиму, которая в большинстве районов Союза продолжительнее лета. Об этом у нас часто забывают, недооценивая красоты зимнего пейзажа. Существует мнение, что для парка зима — время застоя, покоя, даже спячки. Это большое заблуждение. Только полным непониманием значения зимы в зеленой архитектуре можно объяснить повсеместное отсутствие зимних видов и эскизов при проектировании озеленения.

Обычно эскизы зеленых строек трактуются вне времени года, или рассчитаны на лето и раннюю осень. Когда же с деревьев спадает лиственный убор и зелень газонов сменяется однообразной пеленой снега, картина получается часто довольно непривлекательная.

Мы видели сотни проектов, посетили десятки новых строек и ни разу не встретили планов зимнего оформления.

В дальнейшем изложении мы исходим из трактовки зимы как периода особенно кипучей работы, насыщенного героикой советской жизни, а значит, и зимний отдых должен быть полон веселья, движений на свежем воздухе, разнообразных развлечений на фоне зимней природы.

Зима — наиболее продолжительное время года в доброй половине территории Союза, и она накладывает свой отпечаток и на остальные времена года. Снег гарантирует обильное весеннее половодье, питающее самые обширные и дешевые пути сообщения — водные магистрали. Общеизвестна огромная роль санных дорог. Снег защищает от промерзания хлебные культуры и дает почве влагу для растений. На наших глазах развернулась гигантская работа по освоению севера с его 8—9-месячной зимой, которая в советских условиях является периодом наиболее напряженной работы. Функционирует Великий северный путь, и самолеты прорезают из края в край безграничные полярные просторы.

Героика советской зимы должна найти свое отражение в зимней работе наших ПКиО, а значит, и в их зеленом оформлении. Последнего требует и быстро развивающийся массовый зимний спорт всех видов: зелень должна защищать стадионы от ветра и создавать архитектурное обрамление спортивных площадок. Для художественного отображения в парке зимы с ее многочисленными разнообразными свойствами, необходим тесный союз зеленого строительства с архитектурой, скульптурой и живописью.

Дореволюционная эпоха оставила нам в литературе и живописи (Верещагин, Борисов) много зимних мотивов. Мы должны их умело использовать.

Зимнее оформление парков, городских насаждений и стадионов в значительной мере диктуется огромным «молодежным походом» зимой в парк, в лес, в поле как для спорта и отдыха, так и для работы (изыскания, строительство, служба связи, оборонные мероприятия). В частности, еще в 1933 г., при рассмотрении проекта проф. Шервинского по озеленению Всесоюзного стадиона, нами был поставлен вопрос о специальном оформлении стадиона зимой.

При огромных размерах нашей страны, если принять во внимание многообразие наших зим, проблема зимнего оформления может быть решена только в районной трактовке. В Арктике и высокогорных районах с их вечными льдами зима является главным временем года, в субтропиках же черноморского и каспийского побережья снег представляет собой явление случайное и непродолжительное.

С точки зрения длительности и характера зимы можно условно разделить СССР на четыре части:

1. Самая крупная зона, охватывающая колоссальную область хвойных и лиственных лесов и лесостепь, с длительной, обильной снегом зимой и устойчивым снежным покровом. Сюда входят наиболее крупные города Союза и новостройки.

2. К северу от нее — крайний север, слабо населенный, с ограниченными зелеными ресурсами, часто на пределе деревенской растительности, с особо длительной зимой и коротким зимним днем. 

3. К югу от первой зоны — область сухих степей и полупустынь, с редким населением в восточной части (за Волгой), безлесная, с малопостоянным снежным покровом, неустойчивым вследствие сильных зимних ветров.

4. Наконец, еще дальше к югу — район южных кратких зим, сухих в Средней Азии, влажных в субтропиках. Здесь снег — явление редкое, случайное, подчас катастрофическое для зеленых насаждений, покрытых листьями круглый год. Сюда входят наиболее теплые места СССР — Средняя Азия, Закавказье (особенно западное), Крым.

Главное внимание мы здесь уделим первой зоне, как наиболее важной, в отношении же остальных ограничимся соображениями более общего порядка ввиду малой изученности вопроса.

Попытка подойти к зеленым насаждениям только с сезонной точки зрения сразу же показывает свою несостоятельность. Большинство городских насаждений Союза, при слабом участии в них хвойных пород, сохраняет зеленую лиственную крону лишь около четырех месяцев в году. Затем, после 3—4 недель осенней раскраски (главным образом желтых тонов при бедности наших ассортиментов), наступает период блекло-серых тонов на фоне черных стволов и ветвей. Эта картина — общая и для наших главных древесных пород (липа, ильмовые, дуб, ясень, ольха, каштан конский) и для кустарников (сирень, жимолость и др.). Кустарники с яркой раскраской коры, вроде дерна (корнус) или шелюги с их темно-красной корой, у нас пока не распространены. Береза и тополи со светлой корой (например тополь берлинский) — редкие гости в наших парках.

Еще больше, чем деревья, изменяют свой вид в течение года газоны — основной фон, на котором проектируются древесные насаждения. Буро-зеленые ранней весной, ярко-зеленые летом, они к зиме совершенно исчезают под покровом снега. В результате темные массы зимних безлиственных крон проектируются на сплошном белом фоне. Таков, например, зимний вид огромного Петергофского парка или Нескучного сада в московском парке им. М. Горького. Сравнительно редким исключением (благодаря умелому применению хвойных пород) являются Павловский парк под Ленинградом и Сокольническая роща в московском парке им. Бубнова.

Мы вовсе не склонны считать снежный фон монотонным, мертвенным, видеть в нем «саван зимы». Он своеобразен, декоративен и на земле и на ветвях. Снег, иней, изморозь играют на солнце целой гаммой цветов — желтых, красных, голубых, в зависимости от условий освещения. Это необходимо знать при проектировке зеленых насаждений. Но сопоставление снега в зимнем ландшафте только с темным фоном лиственных пород, эта ставка на белое и черное — вряд ли оправданы, тем более, что в арсенале зеленого строительства достаточно красочных ресурсов.

Хвойные породы, даже в небольшом количестве, значительно оживляют зимний вид парка, широкое же повсеместное планомерное их использование дает очень эффектное чередование светлых тонов, от сизо-зеленой энгельмановой ели и специальных форм колючей ели и дугласии, изумрудных и светло-зеленых сосен и туй до золотых расцветок туи западной и восточной (форма «ауреа»). Есть в нашем распоряжении и темно-зеленые тона хвойных — ель и пихта, сибирский кедр, тисс. Очень красивы сербская ель и японская пихта с темно-зеленой блестящей хвоей. Серебристая изнанка хвои, выступающая при изгибах ветвей, не теряет своей декоративности и на фоне снега.

На юге, в дополнение к елям и соснам, необходимо использовать для постоянного озеленения вечнозеленые лиственные породы — лавр, магнолию, пальмы, бамбук и др. Но и в средней части Союза, и даже на севере, перспективы культивирования вечнозеленых совсем не безнадежны. Укажем хотя бы на довольно широкое разведение у нас вечнозеленого барбариса (магония), опыты по введению рододендронов, широкое распространение такого ценного кустарника, как барвинок. В Московской области успешно произрастает лавровишня (шипкинская форма с Балкан). Думается нам, что и наша кавказская лавровишня из Клухорского перевала могла бы расти в значительной части Союза, заменив чужеземную шипкинскую форму.

Наши северные леса богаты мелкими вечнозелеными кустарниками — брусникой, багульником, подбелом, Кассандрой. Привлечение из зарубежных стран, сходных по климату (Канада и США), более крупных родичей этих кустарников могло бы обогатить наш ассортимент вечнозеленых.

Вообще акклиматизация вечнозеленых пород может сыграть у нас крупную роль. Укажем хотя бы на удачный опыт культивирования на Украине (ст. Долинская, Сталинской ж. д.) такого субтропического растения, как плющ, произрастающий также и в Кисловодске (в санатории им. Кирова) на высоте 900 м над уровнем моря. Здесь надо упомянуть и о переходной группе древесных пород, долго сохраняющих свою зелень, — например пушкинский тополь в Москве, сохраняющий зеленую листву по крайней мере на месяц дольше остальных деревьев, или бирючина в московском ЦПКиО, листва которой остается на дереве до января — февраля.

Есть у нас и такие породы, которые очень долга держат сухой лист. На севере — зимняя форма дуба («зимняк»), южнее — граб и бук всю зиму не роняют темных бурых листьев. Такие же буровато-желтые тона имеют зимой кроны липы и ясеня пенсильванского (американского). Этот цвет сообщается кронам этих деревьев благодаря многочисленным семенам, висящим почти всю зиму.

Умелое сочетание разных видов хвойных уже может дать значительный постоянный красочный эффект, сочетание же хвойных с вечнозелеными кустарниками и «зимняками» даст еще больше красочных пятен зимой.

Зимняя окраска зеленых насаждений достигается не только листьями, но и корой деревьев, а также плодами растений, украшающими ветви зимой. Темный фон обычных парковых пород оживляют деревья со светлыми стволами — белые и бело-серые березы, белые тополи, светло-серые грабы, красные дубы, буки и некоторые породы орехов (род югланс), светло-зеленые берлинские и японские тополи, желтоватые каменные березы и петровские тополи, розоватые стволы гималайской и бумажной березы. Особенно красива ярко-желтая блестящая кора мааковой черемухи. Оригинальную серую бархатную кору (пробку) имеет амурское пробковое дерево. Весьма декоративна кора клена пенсильванского, покрытая белыми прожилками по светло-зеленому фону. Глаз отдыхает на серой блестящей коре веймутовой сосны и красных стволах сосны обыкновенной.

Разнообразной бывает и расцветка молодых ветвей: желтая — у шелюги желтой, липы крымской, ивы золотой, лиственницы европейской; красная разных оттенков — у липы красной, шелюги красной, дерена сибирского и белого, у некоторых видов роз, боярышника и др. Белые ветви имеют лох узколистный, облепиха, пирамидальный туркестанский тополь; зеленые — клен американский, желтая акация, бересклет европейский и многие виды ив.

Вообще древесные и кустарниковые ивы особенно богаты расцвет кой ветвей, от светло-серой и зеленой до оранжевой и темно-пурпурной. На расцветке ив даже построена у лесорубов практическая классификация видов этого дерева (белотал, краснотал, чернотал).

Наиболее яркую раскраску плодов имеют зимой боярышник и розы; их сочные плоды, от желтых до темно-пурпурных и черных, красиво выделяются на фоне снега. Зимой ветви рябины покрыты алыми плодами, а облепихи — желтыми и красными. У бересклетов плоды висят на ветвях ярко-розовыми сережками. О светло-бурых плодах лип и ясеня пенсильванского мы уже говорили.

Этими краткими данными с расцветке крон, ветвей и плодов зимой мы здесь и ограничиваемся. Более подробные сведения можно получить в соответствующих руководствах и справочниках.

С продвижением на юг число пород в парках растет, ассортимент расширяется, и выбор пород, пригодных для зеленого оформления насаждений, значительно облегчается. Но и наши северные ассортименты при правильном их использовании дают очень многое. Например, простое добавление в парках к обыкновенной липе таких видов, как липа красная, крымская, американская, при умелом архитектурном размещении их дает двойной эффект: зимой красные и желтые тона молодых ветвей усиливают декоративность насаждений, а летом удлиняется срок липового цветения, так как эти виды цветут не одновременно с нашей липой.

Мы не коснулись здесь роли травянистых растений в украшении зимнего ландшафта парков, так как только немногие из них — осенники (колхикум), пролески (сцилла) — могут цвести в снежной обстановке поздней осени или конца зимы, большинство же трав скрывается под снегом. Однако, подымаясь над ним, некоторые высокие усохшие многолетники (из злаков — гречиха сахалинская, щавель, из лиан — хмель, переступень) могут дать наравне с древесными «зимниками» некоторые светлые пятна (красноватые, желтые, бурые), хорошо выделяющиеся на снегу или на темном фоне голых ветвей кустарников и деревьев.

Однако наша зима не исключает и настоящего цветения, казалось бы столь чуждого периоду зимнего покоя.

Наиболее резко это выражается в субтропиках, где цветение деревьев и трав идет непрерывно весь год. В переходной от субтропиков зоне — в Закавказье, в Тифлисе, Кутаисе и др. — также возможно цветение по снегу в ноябре — декабре. Тогда цветут вечнозеленая калина, зимнецветник (химонантус), японская мушмула и др.

Но и на севере зимнее цветение не такая редкость. У нас цветут зимой не только волшебный орех (гамамелис виргиниана) или осенники и пролески, но и самые распространенные породы, как береза, ольха, лесные орехи (лещина), ива. Правда, цветение здесь наблюдается в начальных стадиях, в виде заложения с Осени мужских соцветий (сережек), не привлекая нашего особого внимания. Однако зимой эти бледно-зеленые сережки у медвежьего ореха (с Кавказа) весьма оживили бы наши парки.

Но особенно ярко эти начальные стадии цветения сказываются у различных ив уже к концу зимы, в феврале — марте. Спадает темный покров чешуи, открывая серебристые цветочные сережки (барашки) на ярко-желтом фоне ветвей желтой шелюги, или темно-пурпурном фоне краснотала, или на сером — козьей ивы (бредины). К этим внезапным красочным эффектам следовало бы привлечь внимание, не ограничиваясь лишь наблюдением цветения на пучках вербной ивы, продаваемых на улицах.

Во второй половине зимы, по солнечному пригреву, в пойме любой подмосковной речки — Сходни, Яузы, Клязьмы — уже появляются «барашки» на ивах — предвестники цветения. Немедленно после схода снега можно наблюдать пыление сережек ольхи и орешника, сообщающее их кронам желтые тона, и яркое золотое цветение козьей ивы, превращающее ее недели на две в красивейшее дерево нашей ранней весны. Эти яркие динамические процессы раннего цветения, создающие постепенный переход к «зеленому дыму» (А. Толстой), а затем к буйному «зеленому шуму» (Некрасов), к сожалению, ускользают от наших проектировщиков зеленых насаждений.

Видную роль в зимнем оформлении зеленых насаждений могут сыграть разнообразные садовые формы деревьев, характеризуемые строением кроны, раскраской ветвей, оригинальным видом и расцветкой листвы (краснолистные, белолистные, пестрые), обилием и длительностью цветения и другими признаками.

Для зимы определенное значение имеет форма кроны. Высокие пирамидальные или плакучие деревья, деревья с шаровидными, зонтичными и другими кронами, умело размещенные отдельными экземплярами, группами и аллеями, могут дать большой положительный эффект. Впечатление от формы деревьев значительно усилится при удачном сочетании формы с красочностью ветвей и наличием красивых плодов или цветочных почек.

Зима, четко вскрывая все детали строения кроны, является периодом учебы для специалистов, изучающих архитектонику крон. Поэтому размещение деревьев в парках на видных местах, преследующее декоративные цели, имеет вместе с тем и учебное значение. Знакомство же с конструкцией крон необходимо для верного распознавания деревьев по общему их виду (габитусу) и отдельным показателям (характер и степень ветвления, цвет ствола и ветвей и др.).

Вот в основном те красочные и морфологические ресурсы, которые при умелом использовании древесных ассортиментов придают зеленым насаждениям новую красоту и привлекательность в снежной обстановке.

Наиболее реальным из этих ресурсов является введение хвойных пород в достаточном, но не чрезмерном количестве, а равно лиственных пород (ивы, березы, рябины, тополи, боярышники) с цветными оттенками ветвей и стволов. Но широкое применение этих, в сущности, новых для наших городских насаждений пород потребует, конечно, частичной реконструкции состава растений в определенные сроки, иногда достаточно длительные.

Более быстрый эффект дадут красочные ресурсы архитектуры, обеспечивающие яркость тонов и расцветок парковых зданий и многочисленных устройств малых архитектурных форм (мостики, беседки, колоннады, трельяжи, скамьи, ограды). Многие могут дать и специальные ледяные устройства, хотя бы типа жилищ крайнего севера; они весьма показательны и очень красивы при вечернем освещении.

Но главная задача зимней архитектуры парков заключается не во внешнем, красочном оформлении, а в новой распланировке с учетом специальных зимних устройств и требований, связанных со спортивными развлечениями. Придется предусмотреть места для зимних зданий, катков, наметить пункты для устройства катаний с гор, трамплинов, альпийских горок, отвести специальные свободные от деревьев и кустов пространства для лыжников, во избежание обычной сейчас порчи кустарников.

Необходимо обеспечить образцовыми дорогами пешеходов и транспорт по всему парку, попутно показав современные способы зимнего ухода за автодорогами и живую снегозащиту.

При зимнем скульптурном оформлении парков нельзя ограничиваться только ледяными статуями, хорошие образцы которых имеются в Сокольническом парке им. Бубнова. Здесь надо поставить более широкую задачу — отразить в отдельных изваяниях и скульптурном показе целых эпизодов всю героику наших работ по завоеванию зимы, по освоению земных, водных и надземных зимних путей.

Зимнее оформление парков — не самодовлеющая задача. Она требует не коренной ломки планировочных элементов или состава насаждений, а только исправления их общего вида, с плановым привлечением в помощь архитектуре и других видов искусств; выражением этой плановой работы должен явиться иной состав чертежей и эскизов.

В этой новой обстановке, приспособленной к требованиям и особенностям зимы, легче будет развернуть физкультурную работу и мероприятия по организации отдыха на чистом, беспыльном, целебном зимнем воздухе.
Все сказанное в основном относится к первой из четырех зимних зон, нами принятых.

Мы уже вкратце касались зимы на крайнем юге. Подробная трактовка озеленения в условиях этой теплой зимы является темой для научно-исследовательских учреждений, связанных с субтропиками.

Отсылая интересующихся к этим работам, начатым кафедрой паркового садоводства в Сухуме и научными учреждениями в Тифлисе, Ташкенте и др., мы перейдем к остальным двум зонам — крайнему северу и пустынно-стенной полосе.

На крайнем севере, с его бедными почвами и холодным климатом, очень ограничен ассортимент древесных пород, которые там представлены главным образом хвойными. Из лиственных мы встречаем там преимущественно кустарники. Круг травянистых и цветочных видов на севере тоже очень мал. Суровые длительные зимы, с коротким днем и даже периодами вовсе без света, делают затруднительным пользование зелеными насаждениями. Оформление их, достаточно зеленое благодаря участию хвойных, будет все же однообразным. Поэтому расширение ассортимента здесь настоятельно необходимо путем включения красочных ягодных и плодовых — калины, рябины, сибирской яблони, смородины и др.

На севере надо привлечь в помощь природе продуманную художественную планировку территории, композицию и размещение насаждений и достаточно яркую по расцветке и форме архитектуру зданий.

При коротком дне необходимо ввести в обиход парков искусственное освещение, не избегая и цветного. Наконец, в дополнение к зеленым насаждениям в грунте, нужно создавать крупные насаждения под стеклом из. ценных субтропических и даже тропических растений, зимние сады и даже целые зеленые дворцы.

В третьей зоне, безлесной, с сильными морозами и малым количеством загрязненного снега, беспрерывно перемещаемого ветром, необходим специфический подход. В зеленых насаждениях этой зоны надо создать особую обстановку, как бы «оазисы» чистого снега и настоящей зимы, гарантирующие все виды зимнего отдыха и развлечений и вместе с тем представляющие защиту от ветров.

Архитекторы парков должны быть хорошо знакомы не только с декоративными показателями снега, но и с его основными физическими свойствами, с его динамикой — внутренней (уплотнение) и внешней (передвижение при ветре), импульверизацией (впылением) землистых частиц (черный снег — в степях, желтый — на песках и пр.). Проектировщикам должна быть хорошо известна и техника накопления, перемещения, фиксации снега приемами технической защиты (щиты, заборы) и зеленой (живые изгороди, опушки).

Умелое управление снежными запасами очень важно на таких стройках, как Эмба, Караганда, Балхаш, Турксиб. При правильном подходе здесь можно осуществить как декоративно-защитные цели, создавая белый снежный покров в парках среди серой степи с выдутым снегом, так и мелиоративные, накопляя добавочные поливные ресурсы и регулируя их таяние весной.

Мы далеки от мысли дать в этой краткой статье конкретные установки о зимнем оформлении парков. Это дело соответствующих научно-исследовательских организаций. Самой же проблеме зимнего оформления должны быть посвящены специальные главы в курсах средних и высших учебных заведений по зеленому строительству.

Теорию этого нового вопроса надо подкрепить циклом зимних экскурсий для ознакомления с предметом в природе, на живых объектах. При этом должны быть освещены и моменты хозяйственного порядка, связанные как с положительными защитно-декоративными свойствами снега, так и с отрицательными (навал, полом).

До пролетарской революции с зимой у нас ассоциировались представления о мертвой спячке. «Белое безмолвие», «саван снега», «сок природы», «холодная красота снегов» — вот основные зимние мотивы в живописи, музыке, даже литературе (за исключением эпоса скандинавского и финского).

Эпоха нашей великой социалистической стройки, грохот машин, бодрые голоса советской молодежи и «молодых стариков» на земле, на воде, над землей разорвали белое безмолвие, положили раз навсегда конец легенде о злой, враждебной зиме. Это новое отношение к зиме должно быть учтено в зеленом строительстве, должно быть широко и полно отражено в зимнем оформлении наших парков и в зимней их работе.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер