Парки у Гурзуфской скалы

Пушкинский парк — один из старейших на Южном берегу Крыма. Его возникновение связано с именем генерал-губернатора Новороссии и Крыма А. Ришетье, который, оценив природные достоинства местности, приобрел весь в 1808 г. участок размером 140 га, расположенный в западной части старого поселения Гурзуф. По проекту одесского архитектора (имя его остается неизвестным) здесь был выстроен двухэтажный особняк.

В истории развития парка выделяется несколько этапов. Закладка марка относится к 1808—1812 гг. В эти и последующие годы на склонах холка, на котором расположился дом, был разбит сад в пейзажном стиле. Судя по имеющимся старинным рисункам и акварелям, местность вокруг дома сохранила свой открытый характер и склоны холма еще не были террасированы. Есть основания полагать, что в эти первые годы была заложена роща пиний с просторной лужайкой в юго-западной части участка, высажены кипарисы у дома.

Этот начальный период устройства сада застал во время своего короткого — с 17 августа по 4 сентября 1820 г. — пребывания в Гурзуфе А.С. Пушкин. Он гостил здесь в доме генерала Н.Н. Раевского.

В Саду в это время произрастали деревья и кустарники местных пород а дуб пушистый, ясень, фисташка, громадное кевовое дерево, а также молодые кипарисы.

Молодой парк (точней; сад) отражал господствующую в ландшафтном искусстве этого времени тенденцию, заключающуюся в том, чтобы всемерно подчеркивать естественный склад местности и избегать загромождения ее архитектурными сооружениями. Растительность формировалась крупными массами деревьев и кустарников на фоне лугового пространства.

Большие изменения в парке были произведены на втором этапе, в 1835—1840 гг., когда Состав насаждений при помощи Никитского ботанического сада пополнили разнообразными экзотами. Холм, на котором стоит дом, был организован в виде террасы со спусками, появилась оранжерея, декоративный бассейн в роще пиний. От дома благодаря сохранению больших газонов открывались перспективы на центр селения Гурзуф и Аю-Даг. Вертикали молодых кипарисов, рощи и отдельные экземпляры других крупных пород лишь дополняли пейзаж, не меняя его основных контуров.

Сильное влияние на развитие парка в этот период оказали примеры строительства Алупкинского дворцово-паркового комплекса и Никитского ботанического сада. Это ощущается, например, в таких деталях, как балюстрады с мраморными вазами, перила на металлическом каркасе, обвитом вьющимися розами, и некоторые др. С другой стороны, в этот период в парке появляются и вполне оригинальные произведения декоративного искусства, такие, как мраморный фонтан у восточного фасада.

К этому времени в основном сложилась дорожная сеть парка. Она определилась под воздействием рельефа холма, на котором стоит дом. Аллеи концентрически огибают склоны холма и дополняются короткими сходами к набережной. Южнее террасы за спуском по лестнице-перголе устраивается еще одна площадка с большой клумбой в центре, оформленной стрижеными лаврами.
В дальнейшем развитие насаждений и новые посадки придали местности более закрытый характер. Многие визуальные связи основных аллей и площадок парка с внешним окружением оказались утерянными. Появилось ощущение некоторой камерности, затесненности. Из-за позднейших бессистемных посадок теперь представляется усложненной композиция пиниевой рощи, постепенно исчезает открытый склон у восточного фасада дома.

Вместе с тем парк все расширялся. Первоначально он занимал участок 1,5 га, так как остальная часть имения была занята плодовыми плантациями и лесными зарослями. С 60-х по 90-е годы прошлого века по мере развития курорта осваивались под парк и эти территории площадью около 12 га. Эта новая часть парка отличалась от старой более пышным декоративным убранством, широким применением малых архитектурных форм, более разнообразным породным составом насаждений. Было благоустроено и использовано для расширения парка русло бурной в половодье р. Авунды. Бывшее имение превратилось в популярный буржуазно-аристократический курорт и самое крупное на побережье место летнего отдыха. Парк обильно насыщался беседками в «восточном» стиле, аккуратно подстриженными экзотическими растениями, постройками и скульптурами, напоминающими европейские прототипы (оранжерея, фонтан «Богиня Ночи»). Тщательное исполнение отличает некоторые скульптурные группы и фонтаны этого периода — «Нимфа» (впоследствии разрушенная и замененная скульптурой «Купальщица»), «Рахиль» и др.

В настоящее время в парке преобладают хвойные и вечнозеленые лиственные породы. Его внешний облик в основном формируется однородными группами деревьев и маленькими лужайками, цветниками. Небольшие рощи крупных пород (пинии, кедры, магнолии, пирамидальные кипарисы) уравновешивают появившиеся здесь в последние годы новые многоэтажные корпуса санатория, помогают сохранить сложившийся характер этого старейшего в Крыму парка.

Парк на Гурзуфской скале, заложенный уже в начале XX века, невелик по размерам (менее 10 гектаров), но имеет благодаря резко выраженным особенностям рельефа индивидуальный облик. Характерные очертания скалы, ее вершины и обрывистые спуски к морю господствуют в панораме Гурзуфской бухты, хорошо читаются со стороны Артека и определяют собой ландшафтный облик самого парка. В него ведут два входа: восточный и западный — со стороны главной улицы поселка. Отсюда верхнюю часть парка пересекает основная дорога, оформленная рядами кипарисов. В южном направлении по склонам от нее отходит несколько аллей с лестничными спусками. Вдоль берега моря они соединяются парковой набережной, оформленной балюстрадой. Растительность парка организована в расчете на художественный контраст суровых контуров скалы с пышной экзотической флорой, здесь были высажены мамонтовы деревья, кедры гималайские, пихта греческая, пальмы — всего до 180 видов, разновидностей и декоративных форм деревьев и кустарников [Волошин, 1964].

На территории парка можно видеть древние глиняные сосуды — местные археологические находки, а на вершине скалы — остатки Генуэзской крепости. Однако наиболее привлекательным для посетителя достоинством парка является возможность обзора великолепного внешнего окружения — моря, скал, панорамы Гурзуфа и Артека.

В 30-е годы здесь находился дом отдыха колхозной молодежи. Позже парк был передан Артеку. В последние годы строительство крупных капитальных сооружений, предназначенных для молодежного туризма, значительно изменило ансамбль парка.

Парк Суук-Су расположен за Гурзуфской скалой, в западной части территории, занимаемой теперь пионерским лагерем «Артек». Первоначально участок парка охватывал площадь 45 га и включал большую приморскую полосу со скалами и пологий склон от моря до старой дороги Гурзуф—Алушта. Рельеф имеет заметно более крутые перепады в северной части парка и оживляется включением обрывов, тальвегов, мысообразных выступов и других форм, которые придают его поверхности особую пластичность. Именно в эффектном использовании пластических возможностей природного рельефа и заключается основное достоинство архитектурной композиции парка.

Закладку парка относят к 80—90-м годам прошлого века [Колесников, 1949; Волошин, 1964], хотя значительно ранее эта местность служила летней резиденцией последних крымских ханов из династии Крым-Гиреев. Перед революцией Суук-Су был фешенебельным курортом с особняком-казино в мавританском стиле, получившем название Крымского Монте-Карло. После Великой Октябрьской социалистической революции в нем был устроен дом отдыха, который был разрушен при отступлении гитлеровцев из Крыма. Сейчас на этом месте располагаются Дворец пионеров лагеря «Артек», спортивные и другие сооружения, значительно изменившие первоначальный вид парка.

Тем не менее центральная его часть с главной композиционной осью в основном сохранилась и представляет интерес своим террасным построением. Верхняя терраса, на которой теперь расположен Дворец пионеров, находится на расстоянии 100 м от берега моря и представляет выровненную площадку с цветочным партером, балюстрадой вдоль бровки и вынесенной вперед обзорной галереей. Она соединяется со второй террасой парадной, симметрично решенной лестницей. Вторая терраса в отличие от первой имеет асимметричное построение, живописные контуры в плане и, в свою очередь, связана двумя лестничными сходами с третьей террасой.

Отсюда ранее открывался широкий вид вдоль главной дороги — спуска к морю. А.И. Колесников [1949] приводит весьма интересное сопоставление двух фотографий, сделанных с этой точки в 1907 и 1937 гг. На первой — широкая перспектива на берег моря и Гурзуфскую скалу вдоль главной композиционной оси парка, на второй перспектива почти полностью закрыта плотной растительностью. Такие искажения первоначального вида характерны для многих крымских парков в тех случаях, когда паркостроители (в данном случае в 1905—1907 гг.) не учитывают конечных габаритов высаживаемых деревьев. Это часто приводит к чрезмерному затеснению внутренних пространств парков и к их изоляции от внешнего природного окружения.

Межтеррасные лестницы весьма представительны, оформлены декоративной парковой скульптурой, нишами, гротом, стенным фонтаном и представляют собой взаимосвязанный архитектурный комплекс. Далее система террас переходит в пологий склон, по которому ведет к морю, слегка изгибаясь, неширокая прогулочная дорога. Перед спуском к пляжу она замыкается рощей кедров ливанских. Кроме них, обращают на себя внимание отдельные экземпляры и небольшие группы кипариса пирамидального, туи восточной, кедров гималайского и атласского, пальмы веерной, пихты, магнолии.

Помимо описанной выше композиции, интересны и другие объекты парка: Пушкинский и Изумрудный гроты на скалистом обрывистом морском берегу, представляющие собой естественные ниши-пещеры, над ними так называемая Генуэзская крепость — искусственные руины.

Легендами овеян мыс Пушкина, у подножия которого художники И.К. Айвазовский и И.Е. Репин писали картину «Пушкин на  берегу моря». Рядом за рощей сосны алленской — мыс Шаляпина.

Примечательной особенностью пейзажа Суук-Су являются два скалистых острова — Адалары. Эти громады мраморовидного известняка высотой 35 и 48 м — следы древнего оползня. Вид неприступных скал, выступающих из моря совсем рядом с берегом, являет собой редкое даже для Крыма зрелище и придает романтический оттенок парку и всей этой части Артека.

Восточнее Суук-Су частично сохранилось еще несколько парков, заложенных в XIX в. Среди них урочище Артек, первоначально называвшееся Кардиотриконом, что означает «врачевание сердца». Расположение парка чрезвычайно живописно, что, возможно, и объясняет его старое название: он находится между горой Аю-Даг, морем и глубокой балкой ручья Артек.

Несколько выше по ручью ранее располагалось имение известного ученого Н.А. Гартвиса (второго после X.X. Стевена директора Никитского ботанического сада), а также усадьба Е.П. Виннера, где парк также был заложен под руководством Н.А. Гартвиса. Участок этой усадьбы особенно благоприятен для развития древесных растений. На нем произрастают сосны калифорнийская, кедровая, гималайская и др., дуб пробковый, лавр камфарный, тюльпанное дерево и др. В северной части парка — особняк, перед ним — круглый бассейн, от которого отходит прямая аллея. Несколько болотных кипарисов, отмечающих узловые точки пространственной композиции, достигли очень больших размеров. М.П. Волошин [1964] обращает внимание на то, что в противовес северной южная часть парка решена в ландшафтном стиле среднерусского типа с полянами, на фоне которых выделяются одиночно растущие крупные деревья. Впечатляет флористическое богатство артековских парков — в них насчитывается до 2000 видов и форм деревьев и кустарников при площади посадок 75 га. Основу насаждений составляют местные породы: сосна крымская, дуб пушистый, можжевельник, грабинник и др. Большую роль в пейзаже играют экзоты, среди которых выделяются сосна итальянская, пихта средиземноморская, секвойи, юкки, олеандр, кедры и другие декоративные растения.

Старые парки, расположенные на территории Артека, в XIX в. представляли собой обособленные композиции, практически не связанные друг с другом. Но в последние десятилетия по мере расширения и развития Всесоюзной детской здравницы парки Суук-Су, Гурзуфская скала и др. постепенно сливались в единый огромный парковый комплекс, протянувшийся от Гурзуфа до горы Аю-Даг.

В этом комплексе появились новые архитектурные доминанты — монумент В. И. Ленина, стадион, площадь парадов, Дворец пионеров, набережная и т. д. Новые элементы вместе с легкой, «сквозной» архитектурой спальных павильонов все больше предопределяют общий вид местности. Это вполне закономерный процесс, который находится в полном соответствии с новыми социальными функциями паркового комплекса. В то же время это предъявляет и особые требования по сохранению архитектурно-ландшафтного своеобразия ранее сложившихся парков-памятников, их органичному включению в единую функциональную и архитектурно-пространственную структуру приморского курорта.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер