Софиевка

Наиболее известным и оригинальным в архитектурно-ландшафтном отношении дендропарком Украины, пользующимся и по сей день самой широкой популярностью, является Софиевка. Этот ансамбль, начало которому было положено в конце XVIII в., получил дальнейшее развитие в середине прошлого века и сейчас стоит на пороге следующего этапа строительства, связанного с расширением территории парка. Главная особенность парка — это живописный «героико-романтический» пейзаж, полностью созданный руками человека. Огромные масштабы парковых композиций поражали современников:

«Это, что называется, диво-дивное: ни в сказке сказать, ни пером описать. Не останавливаясь у входа, мы пошли по берегу обширного пруда, посреди которого фонтан. Это прелесть, но еще прелестнее водопад, с ревом и пеною стремящийся по огромной скале; на ней нет ни храма, ни статуи, только одни деревья, на темной зелени которых, как будто в резко отдаляющейся раме, блестит, белея, переливается из цвета в цвет широкая полоса воды. Нагроможденные вокруг граниты связывают ее яркость; и встревоженный путник скоро удостоверяется, что он может спокойно восхищаться этим бурным потоком. Тогда по невольному, неопределенному чувству захочется близко осмотреть эти громады, и лазая по ним, или между ними пробираясь темными переходами, или в прохладе под ними отдыхая, не веришь, что все это дело рук человеческих» [Шишкина, 1848. С. 268—278].

Высоко оценивали Софиевку и знатоки садово-паркового искусства: «Краса и диво здешних мест — громадный парк заслуживает особого внимания не только как выдающееся художественное произведение с громким историческим прошлым, но и ради культурного значения» [Регель, 1896. С. 209—213].

«Образцом того, как создавались различные живописные виды, может служить Софиевка... гр. Потоцких в Умани... Из широких видов нужно отметить вид через пруд с фонтаном на обелиск и беседку. Наиболее необычными украшениями являются великолепный каскад, скатывающийся с гранитных скал, тоннель в скалах, ущелье, пещеры, мрачный грот со статуей Венеры Медичейской... По парку расставлены изваяния Аполлона Бельведерского, Венеры, памятник графине Потоцкой... Расстановка статуй среди скал и каскадов намекает на стремление придать парку значение философской рощи, что было в моде в век энциклопедии и философов» [Курбатов, 1916. С. 631—634].

Что представляла собой эта местность до начала строительства? По свидетельствам современников, здесь были лишенные какой-либо древесной растительности голые холмы и овраги. среди которых струился ручей Каменка. Кое-где на поверхность выступали небольшие подземные источники, глыбы гранита, покрытые мхами камни. Однако при всей своей первоначальной незначительности, скромности этот уединенный «дикий» пейзаж содержал и некоторую картинность, которая могла подействовать на воображение людей, искавших «романтические» мотивы в пейзаже. Берега Каменки как бы задали тон и общее направление ландшафтному характеру будущего парка.

Строительство парка началось в 1795—1796 гг. и продолжалось, чередуясь с длительными периодами затишья, чуть ли не весь следующий век, а отчасти и в наше время. А.Л. Лыпа, детально изучивший историю этого ансамбля, выделяет четыре основных этапа развития: с начала строительства по 1836 г., между 1836 и 1859 гг., 1859—1917 гг., последний, четвертый этап приходится уже на время, когда этот великолепный образец синтеза природы и искусства был в распоряжении трудящихся.

На первом этапе строительством, сообразуясь с желаниями хозяина имения графа Ф. Потоцкого, руководил инженер-капитан Людвиг Метцель. Ему было указано соорудить каскады и водопады, засадить лесом водоразделы, провести в огромном объеме земляные работы. В первые 4 года наиболее интенсивно велось сооружение гидротехнических устройств, строились запруды, углублялось ложе будущих водоемов, создавались подземные шлюзы, гроты, фонтаны, были перемещены и установлены в нужном порядке каменные глыбы. Затем начались лесопосадки, причем этой частью строительства руководил мастер Заремба — крепостной Ф. Потоцкого. Местные и чужеземные растения, среди которых были платан, гледичия, сосна Веймутова, тюльпанное дерево, туя, каштаны, высаживались в долинах, на вершинах холмов, по их склонам, вдоль водотоков. Парк был открыт в мае 1800 г. ко дню именин Софии Потоцкой.

К 1805 г. уже был создан главный каскад, подземная речка Стикс, шлюзы, каменные гроты, заполнены водой Верхний и Нижний пруды.

Парк обогатился многочисленными изваяниями, в основном мраморными копиями античных скульптур, обелисками, декоративными вазами. Многие уголки парка получили символические наименования, связанные с древней мифологией, местными легендами, событиями семейной жизни владельцев.

Нет никаких документов, говорящих о наличии общего плана создания ансамбля. По-видимому, работы планировались непосредственно «по месту», на основе опыта мастеров, творческой интуиции А. Метцеля, Зарембы и других инженеров, садоводов, художников, а также путем переделки неудачных деталей и постепенного приближения к идеальному образцу.

Этот мучительный для рядовых строителей труд давал результаты благодаря наличию практически в неограниченном количестве дешевой рабочей силы. Одновременно на стройке было занято не менее 800 человек, иногда это число доходило до нескольких тысяч [Роготченко, 1977], всего же крепостных, так или иначе связанных со строительством имений Потоцкого, было до 165 тыс. «мужского полу».

Какие образцы, какие примеры садово-паркового искусства того времени могли повлиять на замыслы Ф. Потоцкого? Разумеется, невозможно указать какой-то один прообраз — ведь это были времена всеобщей «наркомании», охватившей аристократию конца XVIII в. К тому же исходная ситуация при создании парка в Умани по-своему уникальна.

Некоторые исследователи называли тот или иной конкретный объект, но это не более чем предположение. Так, А.П. Роготченко [1977] полагает, что на Потоцкого мог повлиять пример создания останкинского ансамбля в Подмосковье, где он гостил у графа Н.П. Шереметева, как раз перед тем как приступить к работам в Умани. Но уж слишком мало общего было между условиями создания парков в этих двух имениях, здесь скорее можно говорить о соперничестве, желании превзойти столичный образец. Более непосредственное влияние на Софиевку могли оказать примеры знаменитых петербургских ансамблей: Большой и Малый капризы, Трифонова гора в Царском Селе, расширение русла Славянки, устройство каскадов от колоннады Аполлона и у высокого берега вблизи Старого шале в Павловске, искусственный остров Любви с павильоном Венеры в Гатчине и т. д. Могли быть восприняты и творчески использованы сами методы художественной организации пейзажей — искусная планировка дорог и насаждений, подчеркивание естественного рельефа местности, насыщение парка постройками, стилизованными в «восточном» стиле, навевающими элегическое настроение. Здесь можно вспомнить о Китайской деревне в Царском Селе или «пасторалях» в Павловске: Молочне, руинах, хижине монаха и др.

Не исключается и некоторая преемственность по отношению к историческим садам Ближнего Востока. Первоначальный замысел предполагал создание парка типа персидского «парадиза» размером пятьсот га и с огромным зверинцем.

В осуществленном варианте некоторое сходство с восточными прообразами усматривается в широком использовании гидротехнических устройств, особой экзотичности и пышности растительных композиций. Весьма вероятны и связи с парковой архитектурой Франции, Польши и других стран, но все это отнюдь не ослабляет, а скорее усиливает художественную ценность и самобытность Софиевки — многое здесь было задумано и осуществлено впервые, многое осталось непревзойденным по размаху и высокому качеству исполнения.

В 1805 г. после смерти Ф. Потоцкого строительство было прекращено. Позже, в 1813 г., имение конфискуется и переходит в распоряжение царской семьи. Благоустройством Царицына сада (как с 1836 г. стала называться Софиевка) занимается Управление военных поселений.

Начался второй активный этап развития ансамбля. По этому поводу А.Л. Лыпа. С.18] замечает, что «основатель Софиевки крупнейший рабовладелец Европы той эпохи Ф. Потоцкий, имевший в своем распоряжении десятки рук крепостных, использованных им для ее устройства, положил лишь начало устройству парка. В дальнейшем Софиевка создавалась, развивалась и совершенствовалась в течение всей полуторавековой истории ее существования. Особого расцвета и блеска Софиевка достигла лишь во второй период своего развития, находясь уже в подчинении и ведении Управления военных поселений. В этот период были воздвигнуты с участием замечательных русских и украинских зодчих и мастеров-строителей лучшие из архитектурных сооружений и устройств парка, и, следовательно, подлинным произведением искусства Софиевка стала лишь к концу первой половины XIX столетия».

В начале 40-х годов были восстановлены пришедшие в ветхость гидротехнические и другие сооружения, заложена входная каштановая аллея, выложена камнем главная дорога, построены павильон Флоры у Нижнего пруда и Розовый павильон на острове Любви на Верхнем пруду, устроены деревянные беседки, новые шлюзы, реконструирован главный выход и т. д. Можно сказать, что второй этап развития парка явился основным в строительстве его архитектурных сооружений.

Авторства большинства садовых сооружений точно установить пока не удалось. Предполагается, что автором Розового павильона, въездных ворот, павильона Флоры мог быть В.П. Стасов, работавший над заказами А.А. Аракчеева по Департаменту военных поселений. Композиция павильонов в Грузино (имении A.А. Аракчеева в Новгородской губернии), выстроенных по проекту В. П. Стасова, близка в некоторых чертах к решению въезда в Царицын сад. Более определенно известно об участии в проектировании этих сооружений академика А.И. Штакеншнейдера, а также главного архитектора Умани И. Макутина, который, кроме того, непосредственно осуществлял постройки на месте.

Третий этап развития ансамбля (1858—1917 гг.) связан с передачей Царицына сада Главному училищу садоводства, которое должно было готовить «совершенно знающих садовников с полными как теоретическими, так и практическими сведениями». Однако, ввиду того что в этом училище основное внимание уделялось агрономическим задачам, состояние декоративных насаждений постепенно стало ухудшаться и исчезали некоторые экзоты, начался большой самосев местных пород, зарастали поляны и пр. Приходили в упадок и сложные гидротехнические устройства, художественные памятники.

Некоторое оживление в благоустройстве парка связано с деятельностью профессора B.В. Пашкевича, заложившего здесь в 1889—1890 гг. арборетум, в котором сосредоточено много редких растений. Многие сооружения парка к этому времени потребовали реставрации (грот Венеры и др.), увеличилась общая площадь парка за счет присоединения урочища Грековой балки, где был заложен лесной питомник.

За годы Советской власти парк расширил свою площадь до 150 га, неизмеримо возросло его культурное и научное значение, он стал популярнейшим объектом массового туризма трудящихся нашей страны и гостей из-за рубежа. Уже в 20-х годах создаются новые древесные питомники, растут коллекции субтропических и тропических растений. Большой ущерб был нанесен парку, его оранжереям и памятникам во время фашистской оккупации.

После Великой Отечественной войны предпринимались значительные восстановительные работы, реставрировались скульптуры, сложные гидротехнические устройства. В 1945 г. парк, который вновь получил свое историческое название Софиевка, объявлен государственным дендрологическим заповедником. Ныне он находится в ведении Центрального республиканского ботанического сада АН УССР.

Такова историческая последовательность основных этапов становления ансамбля. Рассмотрим теперь более подробно характерные особенности парковых ландшафтов Софиевки.

Создатели парка проявили высокое мастерство в создании гидротехнических сооружений и формировании зеленых насаждений, однако главным его достоинством следует признать продуманное использование всех тех композиционных возможностей, которые дает рельеф. Они внимательно изучили как крупные его формы — долину, овраги, холмы, водоразделы, так и малые, вплоть до положения отдельных каменных глыб, ориентацию склонов по сторонам света, различия в вертикальных отметках второстепенных водотоков-тальвегов, структуру почвенного слоя на уклонах разной крутизны и т. д. Более того, как водные устройства Софиевки, так и ее растительные композиции могут быть поняты только в связи с рельефом. При этом надо иметь в виду, что парк является примером не только того, как органично можно «вписываться» в природный рельеф, но и того, как развивать заложенные в нем потенциальные возможности. Деревья и кустарники, камень и газоны, водные зеркала и фонтаны, скульптура и архитектура — все это искусно дополняет, художественно «раскрывает» пересеченный рельеф берегов Каменки.

Долина реки явилась главной пространственной осью парка, на которую ориентируются почти все его архитектурные композиции (с помощью запруд в парке и на подходах к нему была создана сложная система прудов — Войтовский, Красноставский, Верхний и Нижний, находящихся на разных уровнях). Так, разница в уровнях воды в Верхнем и Нижнем прудах превышает 10 м, если учесть, что запас воды в Верхнем пруду составляет 80 тыс. м3, то становится ясным, почему мощные фонтаны и каскады парка могут работать без каких-либо специальных насосных устройств.

Из Верхнего пруда в Нижний вода поступает по четырем направлениям: через грот Венеры, Елисейские поля, Темпейскую долину и долину Гигантов; через Амстердамский шлюз и далее по подземному тоннелю «Стикс» и Мертвому озеру к Большому каскаду; по подземным трубам в Громовый грот и далее к фонтану «Змея» и, наконец, также по трубам к фонтану у Фазанника.

Благодаря эффектному использованию рельефа местности и введению разнообразных гидротехнических устройств вода в парке представлена во всем спектре ее декоративных возможностей — в виде больших зеркал прудов, бурных потоков — водопадов, мощных вертикальных струй, извилистого каменистого ручья, сплошной тонкой завесы (в гроте Венеры), тихо журчащих источников, в строгом архитектурном обрамлении фонтанов, бассейнов и под ниспадающими ветвями прибрежных ив. Вода бесспорно является одним из ведущих компонентов, составляющих оригинальный архитектурно-ландшафтный облик всего ансамбля парка.

Другой особенностью Софиевки является самое широкое введение в композицию природного камня как очень важного декоративного материала. Здесь представлены разнообразнейшие приемы его использования и обработки: высеченные в скалах гроты и пещеры, нагромождения гигантских каменных глыб, каменистые россыпи и т. п. Особый художественный эффект достигается тем, что многие архитектурные детали также выполнены из того же местного материала: гранитные ступени и постаменты, подпорные стенки террас, обелиски и колонны. При этом камень выступает не только как обособленный декоративный элемент, а по преимуществу в связи с водой и растениями, образуя своеобразные и неповторимые по выразительности ландшафтный композиции (обмерены и зафиксированы в рисунках и фото И.А. Косаревским [1977]).

Например, в Львином, или Громовом, гроте трудно отличить то, что дано самой природой, от элементов искусно созданных. Свод грота поддерживается массивным каменным столбом, имеющим неправильные очертания, в глубине внутреннего пространства —гранитный стол. Листья деревьев смягчают довольно мрачное впечатление от общего вида этой композиции. Наконец, особый интерес придает этому месту шумовой эффект ревущего где-то за «стенами» грота потока воды, из-за чего он и назван Громовым. При выходе из сумрачного грота поражает яркая зелень наполненных солнечными бликами Елисейских полей.

Подобные эффекты, рассчитанные на внезапный контраст, сильное неожиданное впечатление, которое действует одновременно на зрение, слух и осязание, можно наблюдать и в других композициях — в гротах Орешек, Венера, Страха и сомнений и др.

Некоторые камни и скалы привлекают к себе всеобщее внимание своим необычным видом и положением, гигантскими размерами. Многие из них стали важными композиционными элементами парка. На восточном берегу Нижнего пруда высится, уходя в воду, большая гранитная скала, на верху которой устроена видовая площадка Бельведер. С этой точки раскрывалась многосторонняя панорама Нижнего пруда, эффектный вид на Большой каскад (к сожалению, в настоящее время виды с этой и некоторых других точек сужены разросшимися деревьями. Под Бельведером — знаменитый «Камень смерти», свидетель гибели десятков крепостных, пытавшихся поставить его в нужное положение над береговым обрывом. С легендами и мифами — по преимуществу греческого происхождения — связаны и многие другие композиции из камня — долина Гигантов, Тарпейская скала, Левкадская скала и др. Причем это именно композиции, т. е. искусственно созданные группировки из каменных глыб, а не просто природные достопримечательности, как это может показаться неопытному глазу. В этом отношении парк Софиевка не знает себе равных в европейском и русском паркостроении.

Парк в целом представляется теперь посетителю как естественный лесной массив, однако все его древостой искусственного происхождения, созданные на открытых склонах, обрывах и в оврагах. Уцелевшие старые деревья дают основание судить о том, каков был породный состав основных урочищ парка: Дубинки, Зверинца, Грибка. Дендролог А.Л. Лыпа, более 15 лет изучавший флору парка, отмечал [1948. С.61], что «для их создания с самого начала устройства Софиевки в широких масштабах была использована местная флора. Склоны балок, каменистые обрывы и обнаженные и лишенные деревьев холмы почти сплошь засаживались преимущественно местными древесными породами и кустарниками по методу лесных культур». Основной фон насаждений образуют теперь дуб (сохранились деревья-великаны высотой до 25 м, свидетели первых лет создания парка), граб, а также ясень, клен, липа, дикая груша. Подлесок состоит преимущественно из боярышника, калины, шиповника и других кустарников. В пониженных местах преобладают ивы, ольха, осина, тополь. Попадаются одиночные экземпляры и группы елей, сосен, ясеней возрастом до 150—190 лет.

Почти 200-летний возраст парка позволяет сделать выводы о том, что не везде выбор типа насаждений был сделан удачно. Так, на Дубинке дубрава постепенно заменяется грабовым лесом. Очевидно, для дуба лесорастительные условия здесь были не вполне подходящими, об этом говорит и то, что с возрастом бонитет дуба ухудшается. Созданная в 1860-х годах роща крымской сосны на склонах глубокой балки в районе Зверинец стала отмирать уже через 30—40 лет, ее место занимает граб, дуб, ясень, липа и другие лиственные породы. Не выдержали морозов платаны, глицинии, сосна Веймутова на Елисейских полях — одном из самых пониженных, сырых мест в парке.

Поляны созданы преимущественно в восточной части парка, в районе Грибок, за густой полосой древесно-кустарниковой растительности вдоль берега Каменки. Центральная поляна вытянута в меридиональном направлении и настолько обширна, что ее пейзаж напоминает природную лесостепь. Контуры поляны изрезаны, выступы леса чередуются с лужайками, обособленными группами деревьев. Опушки окаймлены акацией, сиренью, калиной, бересклетом и др.

В центральной части парка, у прудов и каскадов, сосредоточены деревья-экзоты, которые высаживались с первых лет существования парка, среди них пирамидальный тополь, платан, глициния, туя, каштан и другие деревья. Многие из этих экзотов погибли в суровую зиму 1825 г., но впоследствии этот ущерб был с избытком возмещен и коллекции парка продолжали возрастать. Согласно исследованиям А.Л. Лыпы, в 1945 г. в парке насчитывалось уже 377 видов и садово-декоративных форм экзотической флоры, причем многие из них находились в пределах так называемого Английского парка между Верхним прудом и оранжереей, заложенного в 1889—1891 гг. известным русским садоводом В. В. Пашкевичем. Здесь на площади всего 2 га, изрезанной густой сеткой узких извилистых дорожек, сосредоточено много редких чужеземных растений, таких, как гингко, софора японская, айлант и др.

Чтобы лучше понять и оценить пространственную композицию Софиевки и значение ее архитектурных сооружений, необходимо представить себе основной прогулочный маршрут, который начинается у главного, южного входа в парк. Вход подчеркнут двумя крупными сторожевыми башнями, чугунными воротами со сложным декоративным оформлением, рядами пирамидальных тополей. За ними начинается главная аллея парка — Каштановая, проложенная вдоль правого берега Каменки. За речкой, имеющей здесь характер каменистого ручья, берег круто поднимается, кое-где видны выступы гранита (Тарпейская скала и др.). Виды, ритмично открывающиеся на этот пейзаж, обрамляются стволами и свисающей листвой деревьев на первом плане. Движение вдоль аллеи оживляется также ее плавным изгибом перед выходом к Нижнему пруду. Поэтому колоннада павильона Флоры появляется в поле зрения не сразу, а лишь в конце аллеи, что усиливает зрительный эффект появления сияющей на солнце водной глади.

Светлый дорический портик этого павильона отмечает собой начало центральной композиции парка, является как бы ее преддверием, служит одновременно и тропинками, и видовой площадкой, более того — главным архитектурным акцентом Нижнего пруда при взгляде на него с северной стороны. Следует отметить и очень точно найденную масштабность этой постройки. Крупные и простые формы павильона усиливают, активизируют художественное воздействие паркового пейзажа.

Дальше на протяжении 400 м маршрут пролегает по берегу Нижнего пруда. Внимательный наблюдатель отмечает здесь целый ряд глубинных перспектив, интересных видовых раскрытий и связей. Так, Китайская беседка, поставленная у высокой бровки в районе Дубинки, раскрыта по направлению к пруду. Эту визуальную ось подхватывает главный каскад на противоположном берегу пруда, что образует поперечную по отношению к пруду многоплановую перспективу глубиной около 350 м.

Другое осевое построение пространства можно видеть в северной части парка, в районе оранжерей, где, согласно первоначальному замыслу, должен был находиться дворец. Вытянутое в широтном направлении здание оранжерей обращено к террасированному углублению, напоминающему по своей форме амфитеатр. Оси здания и «амфитеатра» закреплены прямой аллеей, симметричным рисунком боковых спусков и фонтаном «Семиструйка». Вероятно, в прошлом эта ось была, по крайней мере зрительно, связана с площадью Собраний, долиной Гигантов, Кавказской горкой, а возможно, и с павильоном Флоры. После преодоления подъема вдоль Большого каскада, после, целой серии острых пространственных эффектов, связанных с прохождением на лодках Мертвого озера, подземной реки Стикс длиной 224 м и шлюза, посетителя вновь ожидает сильный пейзажный контраст, напоминающий выход из затененной каштановой аллеи к Нижнему пруду, но, пожалуй, еще более впечатляющий. С дамбы перед ним открывается широкая панорама Верхнего озера.

В этой картине центральным акцентом является Розовый павильон на острове, тяготеющем к западному берегу озера. Это восьмиугольный в плане двухъярусный призматический объем, главными декоративными элементами которого служат обрамления входов и оконных проемов. Розовый павильон — сооружение значительно более интересное по своим размерам и характеру архитектуры, чем павильон Флоры. Он в большей мере подчинен, чем противопоставлен, пейзажному окружению, более тесно увязан с растительным фоном, как бы «укутан» купами деревьев. После прогулки к острову посетители поворачивают обычно на юг и мимо грота Венеры идут вдоль русла Каменки к долине Гигантов, площади Собрания и далее восточным берегом Нижнего пруда либо к выходу из парка, либо в периферийные его районы Грибок, Дубинка.

Как было сказано выше, число экскурсантов, желающих осмотреть парк, с каждым годом возрастает. Это создает серьезную проблему сохранения насаждений, затрудняет сам осмотр художественных ценностей. Поэтому в последние годы приняты меры к созданию новой экспозиционной западной зоны в Грековой балке, которая отвлечет часть публики от перегруженной исторической зоны.

Согласно плану, разработанному в 1978 г. (авторы Б. Орехов, И. Сенник, В. Тищенко, Т. Чебыкина), новая зона строится на тех же композиционных принципах, что и историческая. Это будет «романтический» пейзажный парк, насыщенный водными устройствами, малыми архитектурными формами, скульптурой, с экзотической растительностью и разнообразной местной флорой, многоплановыми видовыми перспективами. Аналогично старой части композиция парка подчиняется рельефу, и ее основная пространственная ось проходит по балке, лежащей между холмами. Вдоль этой балки создается система запруд с водопадами, берега обрабатываются природным камнем, здесь закладывается целый ряд малых садов, каждый со своим архитектурно-ландшафтным обликом: сад поэтов, сад ирисов, японский сад, сад диких камней, террасированный розарий, сад цветущих кустарников и др. Кроме главной аллеи, ведущей от центрального (существующего) входа к северному, создается большая кольцевая аллея, которая охватывает всю новую территорию и связывает ее с исторической, заповедной.

Основной прием размещения растительности здесь тот же, что и в старой Софиевке: она подчеркивает рельеф местности, на возвышенных местах — группы из высоких деревьев, а в низинах располагаются кустарниковые композиции и открытый газон. Непосредственно у воды — плакучие формы ив, ясеней и других пород. По мере отдаления от долины на вершинах холмов создаются плотные древесно-кустарниковые массивы (дуб, ель, сосна, граб, липа, береза), которые формируют задний план композиции, изолируют внутреннее пространство от внешнего окружения, городских застроек. Все это вместе с аллеями, лесными лужайками, целой сетью малых прогулочных дорог и троп образует разнообразные и экологически обоснованные парковые пейзажи, дополняющие заповедные территории. Не забыта и фауна — посетители смогут наблюдать белок, уток, лебедей. Проектное решение базируется на данных натурных обследований, проведенной таксации и эстетической оценке насаждений. Это позволило уточнить направление реконструкции существующих насаждений, выявить способы сохранения ценного фонда растений, определить экологически устойчивые сообщества, которые составят основу паркового ландшафта.

Предусмотрены и специальные сооружения для обслуживания туристов и экскурсантов — автостоянки, пункты обслуживания, информационные площадки и пр. Вокруг парка создается специальная охранная зона. Предусмотрено все для того, чтобы исключить какие-либо помехи при осмотре художественных, исторических и природных ценностей заповедника. Таким образом, новая часть Софиевки явится прямым развитием, продолжением существующей, будет наглядно демонстрировать преемственность между садово-парковым искусством прошлого и ландшафтной архитектурой наших дней.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер