Парк им. Кирова в Баку. Ильин Л.А.

«Парк им. Кирова в Баку». Ильин Л.А. Публикуется по изданию «Проблемы садово-парковой архитектуры. Сборник статей». Под общей редакцией комиссии в составе: Коржева М.П. (председатель), Лунц Л.Б., Карра А.Я. и Прохоровой М.И.; Союз советских архитекторов, Секция планировки городов. Издательство Всесоюзной академии архитектуры. Москва. 1936


Арена деятельности советской архитектуры — одна шестая часть мира. Совершенно понятно, насколько значительное влияние оказывают одни только географические различия на характер всех элементов и объектов архитектуры Советского союза, начиная от отдельного дома и кончая городом в целом.

Парковая архитектура, более чем какие-либо другие виды архитектуры включающая элементы природы, должна особенно остро испытывать влияние этих различий; архитектура парковых зданий должна находиться в особенно тесной связи с природой данной местности и использовать все ее особенности, и положительные и отрицательные, не убегая от них и не прячась от них.

Советское парковое строительство приобрело огромный размах, какого не знала не только дореволюционная Россия, но даже и мировая практика. Но вследствие новизны самой проблемы, вследствие отсутствия прямых аналогий и в прошлом и в настоящем, парковая архитектура является у нас еще областью исканий. Для того чтобы эти искания были плодотворны, необходимо с самого начала отказаться от шаблонов, учитывать в каждом отдельном случае, в каждой отдельной группе специфические особенности, определяемые конкретными условиями, всячески избегая нивеллировки и преждевременных, необоснованных обобщений.

В свете этих положений знакомство с опытом паркового строительства в Баку представляется нам полезным для расширения нашей осведомленности в вопросах зеленого строительства.

Резко выраженные особенности географического положения Баку, сухие припустынные условия, трудные для паркового строительства, делают этот опыт не только интересным с точки зрения преодоления природы и одновременного ее использования, но и поучительным для практики парковой композиции в аналогичных и близких условиях.

Парк им. Кирова, б. Нагорный парк, является третьим объектом паркового характера, с которым автору пришлось иметь дело в Баку. Другими, более ранними объектами, были Зыхский приморский парк на востоке и центральный парк им. Дзержинского.

Отсутствие во время проектирования этих парков разработанной системы зеленых насаждений в планировке Баку заставило автора самостоятельно определить задание каждого парка, его роль в жизни города, его место в смысле зеленых пространств и его возможную архитектурную интерпретацию.

При проектировании третьего парка (им. Кирова) все три парка пришлось рассматривать уже не отдельно, а в общей их связи, и ориентироваться на общее построение зеленых насаждений Баку, в котором эти объекты должны были послужить основными, важнейшими звеньями. Приходилось при создании отдельных объектов зеленого строительства Баку компенсировать отсутствие, вернее, запаздывание, общей концепции всей зеленой системы в целом, — запаздывание, вызванное медленностью разрешения планировки города в сложных хозяйственно-технических условиях Баку и Апшерона.

Вследствие разнообразия естественной топографии Баку и специфических условий его планировки, обусловивших расположение города в виде огромных массивов, одних — по преимуществу жилых, других — промышленных, в Баку невозможно создать ни центрального всесторонне развитого парка, ни равномерно расположенных районных. Это предопределяет двойную роль каждого парка: местную и общегородскую,— общее обслуживание прилегающего района и специальное обслуживание всего города или значительной его части по той или иной линии, определяемой возможностями и ситуацией данного парка.

В этом последнем отношении Зыхский парк — по преимуществу парк отдыха и база водного спорта. Парк им. Дзержинского — основной центр остальных видов физкультуры, включающий более общие круглосезонные формы работы благодаря своему наиболее центральному положению и не слишком резко выраженным пейзажным условиям.

Нагорный парк им. Кирова расположен эксцентрично по отношению ко всей зоне города: чрезвычайно близко к существующему центру города и недалеко от будущих его центров (дом правительства — в двух километрах). Исключительно живописное местоположение парка, не у моря, но на возвышенном месте (от 4 до 180 м), с видом на город, море и значительную часть Апшерона, обязывало трактовать его как объект, в котором декоративные моменты, самый вид на парк и виды из него являются его спецификой, существеннейшей частью его работы, основным средством его воздействия на посетителя. Этот парк по специальности своей прежде всего — место для прогулок и отдыха, с исключительной для Баку, благодаря своему высотному положению, чистотой воздуха. Вторая особенность его топографии — его окраинное положение в плане города и исключительные природные условия лежащих за ним пространств как в отношении пейзажа, так и в отношении их возможного культурного использования для организации ботанического сада и зоопарка.

Парк расположен на склонах холмов и плато — наиболее высоких в пределах города отрогах Кавказского хребта при его выходе к Каспию.

На всем побережьи к югу от Махач-Кала нет ни одной точки, где горы так близко и так рельефно подошли бы к морю. Здесь они спускаются к морю тремя отрогами, образующими мысы: наиболее близкий к центру города Баиловский мыс, больший, но более отдаленный, к юго-западу мыс Шихов и на востоке, между Баиловским и Шиховым мысами, мыс Султан-Зых. В глубокой кратерообразной воронке, с одной стороны открытой к морю, расположены Биби-Эйбатские промыслы и бухта Ильича. Края этого кратера составляют часть плато парковой зоны. На западе это плато круто обрывается к Ясомальской долине, тянущейся с севера на юг. Южные склоны этого плато за мысом Шиховым спускаются к морскому берегу с великолепным пляжем и видом на все побережье Каспия южнее Баку.

Самой высокой точкой этого плато является столообразная гора Потамдар, с которой открывается вид на Апшерон и на море. Совершенно изумителен вид на юго-запад, в сторону промыслов Пута-Лок-Батан. Участок побережья, с его голой безлесной поверхностью, в общем вулканического характера, благодаря дальности расстояния и исключительному своеобразию контуров, приобретает изысканнейшие тона розоватых и фиолетовых оттенков в обрамлении оттенков сапфира и лазури — неба и моря. Эта вершина мало известна бакинцам, а между тем даже экипажное сообщение требует сейчас всего двадцати минут.

Высоты этой зоны сложены из известняковых пород различной структуры, от более плотных до очень раковистых, и покрыты суглинками и другими почвами, весьма пестрыми на Апшероне, а в некоторых частях — органическим слоем. Они совершенно безлесны, голы и лишь местами покрыты травянистым покровом; из цветов здесь встречается местный короткостебельный ирис и некоторые другие. Древесная растительность попадается только на кладбищах.

Несмотря на такую бедность флоры, весь этот район по остальным своим естественным условиям совершенно исключителен в туристическом отношении. Поэтому Бакинский совет принял предложение автора о признании этой зоны культурной (юго-западная культурная зона) и включении в нее Нагорного парка, ботанического сада и института, зоопарка, будущего пионерского городка, системы домов отдыха на южных склонах Потамдара и приморского пляжа-парка.

Всего в зоне будет около 800 га, из которых уже распределены более 500: Нагорный парк — около 100—120 га, ботанический сад — около 260—300 и зоопарк — около 100. Осуществляемые уже сейчас парк Ботанического института и зоопарк будут прямым продолжением Нагорного парка и будут связаны с ним научно-популяризаторскими мероприятиями.

Самый Нагорный парк относительно невелик, но благодаря определенному ограничению его содержания и неровному рельефу местности он обладает достаточной емкостью и достаточным разнообразием.

Из каких установок исходил автор, решая этот парк?

Прежде всего, исключено было понимание парка, как какого-то комбината по обработке посетителя, в который последний входит одним, а выходит совершенно иным. Все внимание было сосредоточено на показе парка, и в этом показе выявлению природы было предоставлено первое и главное место. Аттракционам, как таковым, была отведена не ведущая, а второстепенная, подчиненная роль. Парк должен воздействовать, по мысли автора, не как собрание диковинок и зрелищ, а как синтез культуры и природы, в котором восприятие культурных моментов усиливается средствами природы, окружающим пейзажем, видом зелени и цветов, их запахом, особенно сильным на юге, легким и освежающим ветром. Такое стремление обусловило исключение из композиции парка (как в отношении содержания, так и в отношении формы) всего, что мешает или просто не способствует выявлению и восприятию природы.

В парке намечены следующие культурные устройства:

Физкультурный сектор со стадионом и полем массовых действий, всего на 25—30 тыс. чел., с физкультурным зданием и системой физкультурных площадок различного назначения и трактовки, с полным учетом местных топографических возможностей и преимуществ.

Зрелищный комплекс — музыкальная раковина для большого симфонического оркестра с партером на 1 200 чел., открытый театр на 2 500 чел., кино, закрытый двор аттракционов, здание панорамы, площадки для танцев и разных игр.

Павильоны для выставок художественных, промышленных и некоторых отраслей сельского хозяйства, обсерватория, лекторий, экскурс-база, дом культуры, несколько читален, детский сектор с несколькими филиалами.

Сеть обслуживания: несколько кафе-ресторанов, душевые, туалетные, киоски, методическая и экскурсионная базы и т. д.

Сложный рельеф территории парка и той части города, к которой он примыкает, потребовал большого внимания и обусловил своеобразие решения генплана.

Территория парка обнимает расположенные ниже его, по склонам плато, части города, вытягиваясь южной половиной вдоль массы города, спускаясь по уступам до самого моря и соединяясь у берега с Приморским бульваром. Последний становится путем к парку из центра города. Это вытянутое расположение парка при сильном рельефе, затрудняющем подачу к нему рельсовых путей, обусловило необходимость многих пеших подходов, сокращающих расстояние и служащих местом интересных прогулок.

Главным из них будет подход, идущий от бульвара поперек Чемберикенского сада — небольшого парка, разбитого раньше Нагорного и теперь реконструируемого и включаемого в него. Этот сад представляет собой в теплое время года как бы большой вестибюль, а зимою — хорошее место для небольших прогулок, так как он лучше защищен от норда, чем верхние террасы парка. Через этот парк от городской площади на повороте бульваров пройдет широкая лестница (вернее, система лестниц) с несколькими площадками и фонтанами. Ее подъем — от 4 до 70 м при заложении около 350 ступеней. Последняя площадка заканчивается уже в самом парке большими фонтанами и гротами с рядом поворотов; панорама на город при подъеме постепенно меняется. Лестница в своих наиболее узких частях имеет около 20 м ширины и организует крепкую архитектурную связь парка с городом.

В дополнение к этой лестнице намечается другая, в северном конце фронта парка, обращенного к нижнему городу Здесь с городской площади, на более высоком уровне, на повороте улицы Арсена Амиряна, короткий пролом в квартале создаст широкую лестницу, которая обслужит подход к аванплощадке внутри парка, окруженной глубоким амфитеатром склонов верхней террасы, на которой должен стать дворец культуры вновь формируемого смежного, нагорного района города; от аванплощадки на террасу проектируется широкий пандус в ложе оврага.

Кроме этих легких и удобных входов, устраиваются два глубоких автоввода, ведущих к центральным разгрузочным площадкам парка. Кроме того, имеется несколько второстепенных, но достаточно выявленных архитектурно входов; поэтому парк, при длине северного и южного фронта, обращенного к внутренним частям города, почти в 2 км, будет легко доступен. В дальнейшем псд частью парка должен пройти участок скоростной линии электрической железной дороги с двумя остановками в пределах парка; эта линия соединит парк со всем городом и Апшероном.

Общая схема расположения частей парка следующая:

Первый ярус — от 5 до 60 м, примерно на уровне моря — Чемберикенский сад и центральная Баиловская, глубокая, защищенная балка. Вследствие крутизны склонов, пересеченности местности и неизбежного в большей ее части сквозного общегородского пешего движения, эта часть не имеет целевых площадок за исключением небольшого числа детских, рассчитанных на обслуживание ближайших кварталов.

Верхняя часть этого яруса прорезается городской улицей, которая превращается здесь в парковую, исключительно живописную дорогу, где проезжающий или проходящий на несколько минут отрешается от городской обстановки. При обработке ее будет обращено особое внимание на максимальное сохранение естественного пейзажа и склонов вышележащих террас во всей их характерной скульптурной оголенности, которая для контраста будет местами оживлена компактными бросками зелени или отдельными деревьями с пышной характерной кроной. Будут сохранены и не заслонены точки, с которых открывается при поворотах дороги панорама на отдельные части Баку. Этот первый ярус — как бы преддверие парка.

Второй ярус — от 65 до 100 м — определяет центр парка, два холма в форме мысов, между которыми проходит расселина, с дном, обращенным во внутреннюю дорогу. Это — заканчиваемый в настоящее время сектор спокойных развлечений: музыкальная раковина, читальня, методическая база, обсерватория с небольшим лекторием, крокетные площадки, два кафе. Первый, более высокий холм будет увенчан монументальным памятником Кирову. Памятник будет господствовать на переднем фронте парковых сооружений, размещаемых по краю наружного плато.

Северная, более ровная половина фронта этого яруса отводится частично для таких же развлечений, как и южная, а в большей своей части — под детский сектор и дом культуры, который мощным ударом завершит передний фронт на севере, уравновешивая своей сильной, широкой и высокой массой легкую вертикаль памятника.

Расположение этих двух важных объектов парка тесно связано с планом города; памятник будет завершать перспективы четырех линий плана: Приморского бульвара, западного участка Коммунистической улицы — важной городской артерии центра — и двух других, менее значительных. Дом культуры встанет в перспективе восточного участка Коммунистической улицы. Таким образом, уже передний фронт парка примет сильнейшее участие в организации ансамбля города.

Распределение отдельных частей парка во втором ярусе диктуется рельефом: более крупные, требующие большой территории (детский сектор, дворец культуры), располагаются на самом плато, в более ровных условиях, меньшие — в пересеченной местности.

Третий ярус составляет западная часть плато, с отметками примерно от 110 до 140 м. Он располагается частью на покатых склонах и на юго-западе нагорного плато, частью на его холмах и вершинных частях Баиловской балки.

С этого второго, верхнего плана виден первый верхний и совсем не виден нижний. Весь этот ярус отграничен от предыдущего и может восприниматься обособленно. На этом ярусе на юге, на узком холме, расположена большая видовая терраса с монументальной видовой галереей и гротами под ней, открытая со всех сторон. Склоны холма обработаны террасами и бульварами с двумя системами площадок для отдыха и тихих игр, вплоть до следующего холма Мыса; под самым холмом намечается открытый театр на 2 500 зрителей, двор аттракционов, здание панорам и большой выставочный комплекс; во втором ряду данного яруса устраивается физкультурный комплекс, включающий стадион, который располагается на вершинных частях этого яруса, обращаясь своим южным открытым торцом с площадью массовых действий к концу Баиловской балки. Так как он вытягивается осью вдоль склона, то западные его трибуны используют естественный склон и делаются выше восточных, которые частью располагаются на искусственном основании, подымающемся стеной, параллельной шоссе. Расположение стадиона на возвышенности, открывающейся над глубокой балкой к Баиловской части города и к морю, является неожиданным и создает необычайный эффект, даже независимо от великолепия вида, развертывающегося с западных главных трибун, через более низкие восточные, на весь город и в другую сторону — на поле массовых действий, балку и дальше — на море.

К северу и отчасти к западу от стадиона располагаются отдельные части физкультурного сектора, использующие все возможности рельефа как естественные, так и созданные бывшими тут карьерами.

Подходы к стадиону делаются почти со всех сторон, но главные дороги ведут к его торцам таким образом, чтобы можно было подводить к ним демонстрационные колонны. Южный подход предназначается только для пешего движения; это — широкая 18-метровая прямая короткая дорога, ведущая от шоссе на аванплощадь, расположенную в виде террасы перед площадью массовых действий. Северный, более длинный подход разделен на несколько полос одновременного движения. У самого стадиона оставляются площадки для президиума и гостей; для массовой стоянки организуются площадки на главном шоссе, недалеко от дворца культуры. Главный подход к стадиону продолжается вдоль южного фронта дворца и спускается по пандусу к описанному выше северному входу в парк, через аванплощадь и большую лестницу у подножия дворца культуры. Весь этот путь демонстрационных колонн будет насыщен зрительными эффектами, сменами видов и панорам, что обусловливается быстрым, но неутомительным подъемом. Фронт сооружений третьего яруса будет развертываться в определенном, сперва нарастающем, потом угасающем ритме, меняя ракурсы и планы при следовании по шоссе с юга от Баиловской балки на север, к выходу из парка в нагорный район города.

Последним, четвертым ярусом парка служат уже наиболее высокие гребни и отдельные вершины этой части территории. Здесь не ставится никаких сооружений. Отсюда открывается вид на все нижние части парка и на город. Отсюда памятник Кирову будет казаться совсем внизу, так как зритель будет находиться выше фигуры памятника на 40—50 м. Широкие покатые склоны, составляющие большую часть этого яруса, будут все, за исключением самых больших, покрыты крупными зелеными массивами, иногда путем террасирования. Среди этих зеленых массивов, в наиболее интересных по видам или наиболее защищенных от ветра местах, устраиваются площадки для отдыха, для игр и для танцев. Эти части парка являются как бы его опушкой, наиболее насыщенной зеленью и с наиболее чистым воздухом.

Отсюда на запад открывается вид на Ботанический институт и его парк и показывается стенообразная вершина Потамдара.

Условия работы не позволили пока закончить проект Нагорного парка в максимальных его границах. Около трети будущей его территории, южнее Баиловской балки, на высоте третьего и четвертого ярусов основной северной части парка, предназначались прежде для зоопарка, получившего впоследствии другую, более ровную и обширную территорию.

Эта будущая его часть растянется по гребню крутого склона, обращенного к востоку и ограничивающего Баиловскую часть города, а к западу и юго-западу круто обрывающегося к котловине Биби-Эйбата. Эта часть парка не потребует значительных работ, так как она останется в существующем диком виде, и только в углубленных складках будет произведено урегулирование рельефа и озеленение, которое в этих защищенных от ветра местах должно дать хорошие результаты. Некоторые небольшие плоские площадки будут использованы для детских игровых комплексов и для площадок отдыха. Покрывать все склоны гребня зеленью было бы дорого и обезличило бы пейзаж. При принятой схеме оголенные вершины склонов, с выходящими на поверхность слоями каменных пород, будут очень хорошо контрастировать с густой зеленью, которая расположится по краю застройки города, на террасах и в глубине складок рельефа.

Как уже было сказано выше, парк занимает относительно небольшую территорию, на которой надо разместить все же много сооружений и где надо вместе с тем сохранить и развить видовые моменты, чтобы возможно полнее раскрыть местную природу. Это заставило подойти чрезвычайно внимательно к композиции и чрезвычайно тщательно обдумать каждую деталь и в существующих условиях и в требуемом содержании. Этот парк измеряется метрами, а не гектарами; отсюда понятна степень детальности его композиции и масштаб чертежей; значительная часть плана дается в масштабе 1/250, так как это — сплошная постройка: подпорные стенки, обрамления террас, лестницы, пандусы, водостоки, водопроводы, подземная проводка, фундаменты зданий, галерей, киосков и пр.

В первоначальных эскизах и даже в проектах первой очереди композиция подчинялась рельефу. Но когда началась постройка, то при осуществлении проектов в натуре почувствовалось, что можно избежать излишней вычурности в архитектонике, если обогащать рельеф и следовать основным его направлениям, устраняя многие второстепенные его детали или срезом или, наоборот, искусственными заполнениями, давая последним определенное утилитарное назначение и этим оправдывая затраты на них.

Таким образом были найдены основные направления, основные системы расположения террас для двух средних ярусов, являющихся центральными во всей архитектуре парка.

Основные направления террас: длинные — по меридиану с некоторыми поворотами, короткие — по параллели, перпендикулярно к первым. Поперечные уступы террас дают возможность создавать из них защиту от ветра (норда) для зелени, для площадок и пр. Отдельные сооружения, следуя расположению террас, в ряде случаев должны были также стать средством защиты от ветра. Эти данные обусловили основной ритм всей композиции главных частей. Объемы и вертикали использовались в дальнейшем для создания объемной пропорциональности всех частей.

Вторым решающим условием явился камень, превосходный естественный строительный материал различных конструктивных и декоративных достоинств, от более грубого до тонкого белого камня разных оттенков, от синевато-белого однородного до густо-желтого с прожилками-волнами. Обилие этого камня на самом участке кладбища, где были карьеры, которые частично использовались во время постройки парка, заставило автора проектировать все сооружения из местного камня; дерево используется на строительстве лишь в самой незначительной мере, больше как подсобный, чем как основной материал; бетон — только в самых ответственных местах; цементные растворы во многих случаях заменяются известковыми.

Киоски и другие постройки из дерева и фанеры не допускаются; все делается капитально, на постоянных местах, за исключением немногих случаев, как, например, временные деревянные столбы для освещения. Это обеспечивает не только однородный вид, но действительную капитальность всех сооружений. Единственно, где естественный материал, белый камень, оказывается не к месту, это в ступенях, которые в последующих очередях стали выполняться мозаично-бетонными из мраморного щебня. Темный бакинский цемент дает им даже при белом мраморе синевато-серый тон, более тяжелый, чем цвет стен из белого камня, но впоследствии, при замене темного цемента обычным, они будут вполне в тоне общего. Архитектурные детали, пояски цоколя, карнизы и т. д. приняты максимально простые, с учетом украшающей роли зелени; все поверхности, которые предполагается покрыть пристенной зеленью, делаются из простой серой кладки, и только видимые и обрамляющие части — из белого камня и других материалов. Обилие каменных сооружений с самого начала выявило необходимость стандартизации элементов (не только размеров камней, но и отдельных форм и даже целых архитектурных частей); например стенки, скамьи и т. п. имеют ряд типов, применяемых в разных случаях в зависимости от условий. Это нисколько не обеднило архитектуру, так как различные ситуации все время создают разнообразие.

Размер камней определил размер некоторых важнейших архитектурных частей; так, столб, сложенный из отдельных камней, может иметь в толщину не менее 40 см; меньшая толщина требует столбов из целого камня и ограничивает высоту. Ряд таких условий создает определенные соотношения размеров в сооружениях небольшого значения.

В дальнейшем употребление в качестве облицовочного материала мрамора введет разнообразие в более ответственные сооружения парка.

Сильные ветры требуют особой прочности прохожих и проезжих частей. Все дороги, естественно, асфальтируются или мостятся брусчаткой; дорожки в некоторых местах также асфальтируются по сухому бетонному основанию или посыпаются в защищенных местах морской ракушкой, заменяющей гравий. Террасы или асфальтируются или покрываются цементными плитками, а в более тихих местах — белым камнем. Борта клумб и куртины обкладываются белым камнем.

Первая очередь, представляющая собой одну из центральных частей будущего парка, обрабатывается в четких геометрических формах, но этот характер не будет распространен на весь парк: в частях верхнего яруса обкладки террас, скамьи, ступени и дорожки будут близки к естественным формам, чтобы сливаться с природой и не создавать чрезмерного однообразия во всем облике парка.

С землей приходится обращаться очень бережно. Особенно следует беречь установившийся покров на крутых склонах, так как его гумусовый слой с растительностью очень тонок. Во время работ приходится за этим все время следить. В некоторых частях, например на скалистых срезах, землю надо приносить и помещать в вазы, ящики и т. п. Но эффект зелени, растущей как бы из камня, чрезвычайно велик. Сильные ветры и жаркое солнце заставляют заботиться о сугубой защите зелени и о соответственном распределении ее ассортимента. Некоторые ползучие растения, как плющ, не могут быть расположены ни на южной, ни на западной, но только на северной стороне, другие, наоборот, не выдерживают северной стороны. Кипарисы надо ставить в закрытых двориках, проходах, углах и т. п. Но, с другой стороны, то же солнце создает за один месяц густую вьющуюся зелень летников, и жаркий климат позволяет получать за один год стены зимующих растений до 3 м высоты. 

Солнце и ветер, при отсутствии готовой старой зелени и в ожидании новой, диктуют устройство галерей, покрытых крышей, или сплошной или из вьющейся зелени; для той же цели удобны ниши и гроты в подпорных или естественных стенках. В некоторых случаях приходится применять остекление с северной стороны, оставляя другие стороны помещения открытыми.

Вода, лимитируемая городским водопроводом, также требует бережного отношения: ей нельзя давать стекать с территории парка. С дорожек и крыш вода должна сливаться на куртины. Фонтаны, которые совершенно необходимы, но должны быть тонкоструйными из соображений экономии воды, наполняются из бассейнов, расположенных выше. Эти последние обрабатываются архитектурно и используются одновременно для декоративных целей. Вода проходит длинный путь от бассейна до фонтана через верхние ярусы и в нижнем или в средних ярусах парка выпускается из фонтанов на куртины.

Каков стиль парка? К чему стремится автор?

Автору не было поручено составить эскизный проект всего парка и после — технический проект в целом. Весьма возможно, что при таком задании автору пришлось бы остановиться на каком-то характере архитектуры и всей композиции, который казался бы ему подходящим для данных условий, т. е. в таком случае автор в значительной степени применил бы известные ему готовые формулы с некоторой их модификацией ввиду ограниченности срока и ограниченности данных для чисто архитектурно-художественных моментов композиции.

Между тем, ограничение задания сперва лишь рамками первой очереди изменило весь творческий композиционный процесс. Оно сразу потребовало более углубленного разрешения и пространства и форм. Для достаточного изучения лично автором всей ситуации потребовалось многократное исследование места в натуре, благодаря чему постепенно выявлялись все ракурсы, все планы, все перспективы, которые при рассмотрении позднейшего плана или макета рельефа не были бы выявлены, так как для этого надо было обладать слишком точным воображением. Особенно это касается акустических свойств и воздушных условий в целом ряде точек. Весь этот процесс изучения и использования местных особенностей подтвердил убеждение автора в необходимости максимальной простоты решений и в массах и в деталях. До настоящего времени почти отсутствуют декоративные элементы орнаментации. Скульптуры также еще нет, и тем не менее возведенные части имеют свое лицо.

Критика, притом доброжелательная, неоднократно и настойчиво высказывала пожелания большей затейливости форм, но тем не менее автор оставался при своих скупых, простых геометрических формах, по крайней мере в осуществленных уже второстепенных сооружениях. Те же критики и многие посетители парка, искушенные и неискушенные в архитектуре, констатировали «восточность» и «южность» характера. Поскольку формы ни откуда не заимствованы, автор удовлетворен этой характеристикой, свидетельствующей об известной успешности его стремлений.

Наряду с формами, обусловленными определенными требованиями места, размерами, материалами и т. д., естественно находили себе место совершенно современные. Проектировка показывает, что в дальнейшем создастся немало отдельных мотивов и довольно значительных комплексов, где строительный замысел и художественная форма будут новыми. Все эти отдельные черты, имея своим источником комплекс местных условий и единую направляющую мысль, должны привести к единству и большой выразительности создаваемого ими архитектурного целого.

Архитектуру парка решают его зеленые элементы. Этот момент, чрезвычайно трудный в бакинских условиях, больше всего осложняет композицию Нагорного парка. Ассортимент зелени еще довольно беден. Бакинское городское садоводство во главе с главным садоводом К. Г. Мейером и зарождающийся Азербайджанский ботанический институт во главе с профессором А.А. Гросгеймом много работают и научно и практически над обогащением ассортимента, и, несомненно, уже в ближайшем будущем он будет и чрезвычайно своеобразен и достаточно разнообразен. Но и сейчас имеется уже значительный выбор, и композиция парка получает свою зеленую палитру.

Основными местными особенностями, которые должны быть здесь учтены, являются невысокий рост деревьев, в большинстве достигающих предельной высоты в 8—10 м, изменение крон под влиянием ветра, необходимость жестко распределять посадки в зависимости от ветровых и солнечных условий, не говоря о почве, к наконец, обязательность сохранения открытых перспектив, особенно ценных в этом парке.

Топографию Нагорного парка можно определить как сочетание небольших амфитеатров, образующих в свою очередь один огромный амфитеатр. Создать повсюду обильную высокую зелень значит лишить парк его главного — открытых перспектив, хотя этим и достигается затенение. Такие бесперспективные сады имеются в Баку, таков Молоканский сад и другие; они хороши в своем роде, но замкнуты.

Расположение амфитеатром требует комбинирования расстояний по горизонтали и по вертикали при распределении площадок, с которых желательно сохранить открытый вид, а также расчета высоты посадок, которые в ряде случаев должны не заслонять, но открывать вид на другие части парка и зеленые массы сверху, что всегда очень красиво.

Для образования тени бывает достаточно и высоких кустарников, если они расположены на верхней стороне дорожек. В общем же массивы высоких посадок намечаются в высоких частях парка, на переходных ступенях от одного амфитеатра к другому и, как уже сказано, на четвертом, самом верхнем ярусе парка. Так как в низовых частях многие террасы будут покрыты невысокой кустарниковой или низкокронной древесной растительностью, то для нарушения однообразия на фоне этих низких зеленых поверхностей располагаются кое-где группы более высоких и иного тона деревьев, живописно нарушающие строгий ритм озелененных террас.

Особое внимание уделяется вечнозеленому ассортименту, в котором. если бы это было возможно, следовало бы выдержать весь парк.

Пока же необходимо, чтобы вечнозеленые части перемежались с другими так, чтобы создалось не случайное их чередование, а строго рассчитанное и образующее определенную цветовую гамму и зимой. Особенно декоративными становятся стены террас, увитые разными видами плюща или другими вьющимися растениями.

Особенностью таких сухих зон, как Баку, является невозможность иметь газоны. Вместо них создаются в нужных случаях поверхности из кустарников и полукустарников, иногда оставляемых в естественном виде, иногда подстригаемых. Из них же, например из серой и темнозеленой сантычины, делаются и бортовые полосы.

Цветочные партеры служат, конечно, одним из выразительнейших архитектурных средств парка; их можно видеть в нем с различных точек зрения — и вблизи, в ракурсе, и сверху, откуда они представляются громадными коврами. Узор этих партеров повторяет ритм архитектурных сооружений: это — крупные, очерченные прямыми линиями массы однотипных цветов, разделенных полосами бортовой зелени или каменными рамками.

***

К настоящему времени осуществлено почти окончательно около одной десятой части всего парка и подготовлено еще столько же.

Осуществленная часть — это половина второго яруса в пересеченной части парка. Начинаясь у поворота улицы Арсена Амиряна, ведущей из города к центру парка, при слиянии ее с шоссе на Путу, эта часть тянется вдоль шоссе. Эта часть парка решена террасами.

Верхняя терраса ограничена с севера подпорной стенкой и оформлена скамьями и ящиками с олеандрами. Здесь же посажены кусты дрока, цветущие желтыми яркими цветами. О этой террасы лестница ведет к холму бывшей армянской церкви, где еще существует башня, доминирующая по объему и высоте над всей окружающей местностью. Башня является отправным моментом архитектуры осуществленной части парка. В верхнем этаже башни организуется показательная обсерватория, в среднем — Лекторий, в нижнем — экскурсионная база. Башня стоит почти на краю нагорного плато, образующего обращенный к городу фронт парка. Спуск с этого плато обработан рядами ступеней-террас. Первый их ряд заканчивается приподнятой площадкой у павильона читальни с галереей, открытой к городу и морю. Весь ряд террас предназначен для тихого отдыха. Он отграничен от пандуса, спускающегося к нижним частям парка, плоской высокой растительностью. Вдоль пандуса разбит партер, подчеркивающий своим динамическим клинообразным построением падение рельефа. Эта первая треть осуществленной части имеет определенное композиционное движение с севера на юг и пересекается системой площадок и террас вокруг первого кафе. Это кафе помещено между склоном на западе и холмом на востоке. Вершина холма срезана и превращена в полукруглую площадку, с которой открывается живописный вид. Здание кафе трактовано как открытый по середине перистиль с боковыми галереями. На уровне пола кафе устроена терраса, венчающая северную половину описываемой части парка. Под этой террасой создана площадка для игр, защищенная четырехметровой подпорной стенкой, которая па высоту до 3 м покрыта японской жимолостью. У основания стены посажен цветущий кустарник. Вся система террас, площадок и лестниц заканчивается на юге, перед Баиловской балкой. Отсюда дорога ведет к холму с памятником Кирову, который завершает всю композицию.

В настоящее время на холме построена музыкальная раковина.

Холм, на котором проектируется памятник, переходит сплошными террасами на востоке к городу, где холм обрывается крутым склоном. Посетитель имеет за собой тыловые части террас несколько повышенными, в виде каменных скамей, со стенками и галереями, а на востоке, за светлым барьером, синеют уже широкий простор моря и высокое небо. Расположенная на скалах на высоте террас растительность усиливает впечатление неожиданности.

Совершенно понятно поэтому, что передний обрывистый холм (точнее, более близкий к городу северный его конец) выбран был для памятника Кирову, имя которого носит парк. К памятнику будет подводить широкая лестница, идущая уступами от площадки перед большими фонтанами-гротами, т. е. от одной из самых сильных точек на границе первого и второго яруса. С этой площади открывается вид на холм и памятник в профиль на фоне неба и моря.

Поднявшись по лестнице, посетитель попадет на последнюю площадку перед памятником. Последний марш поведет к самой террасе памятника.

Фигура Кирова на высоком столпообразном пьедестале будет как бы вести за собой парк, прекрасно видимая с моря, из города и со всех точек парка.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер