Регулярная часть Александровского парка (Новый сад)

Царское Село. Александровский парк. Глава «Регулярная часть Александровского парка (Новый сад)» книги «Пушкин. Дворцы и парки»; автор: Петров А.Н.; издательство «Искусство», Ленинград, 1964 г.


Обширный лесной массив близ Сарской мызы, превращенный в начале XVIII столетия в Зверинец, явился основой существующего Александровского парка.

Сохранилась составленная в 1735 г. опись Зверинца, дающая о нем представление. «Против палат, на четырех верстах, Зверинец, по-прежнему, — указывалось в описи, — в нем один лось, палисадник погнил и валится, в нем же саженые зайцы. Во оном Зверинце посредине сделана гора, под нею каменный погреб недостроен, от той горы прочищены шесть блезиров, в концах тех блезиров по амбару, ветхие»...[А.Н. Бенуа. Цит. соч., приложение II, стр. 7.]

Прорубка просек, или «блезиров», членивших густой лесной массив Зверинца, была простейшим средством его освоения. Но направление просек не было случайным. Они расходились звездообразно от одного центра — небольшой возвышенной площадки, или «горы», расположенной в глубине леса. Просеки существуют поныне, хотя и были в XIX веке «запущены травою», и вместо них проложены новые дороги и дорожки.

В 1740-х гг. ближайшая ко дворцу часть Зверинца была превращена в обширный регулярный сад, названный «Новым», или «Верхним».

Подлинный проект Нового сада утрачен, но сохранилась копия с него. [Чертеж впервые опубликован в альбоме «Историческая выставка архитектуры» (Спб., 1911, стр. 84), а затем в монографии Т.Б. Дубяго «Летний сад» (Л., 1951, стр. 97). Чертеж не получил в литературе правильной расшифровки. Он считался не копией с реального проекта, а работой, выполненной в качестве учебного задания. Сопоставление этого чертежа, подписанного Родионовым, с сохранившимися планами Царскосельского дворцово-паркового ансамбля 1760-х гг., не оставляет сомнения в том, что на чертеже зафиксирован первоначальный замысел планировки сада, значительно упрощенный в процессе его реализации.] Осуществление этого проекта велось без участия автора — Жирара. Работами руководили К. Шрейдер и М. Кондаков.

[Михайла Амвросиевич Кондаков был петровским пенсионером. Вместе с Филиппом Пермяковым и Никодимом Жеребцовым в 1723 г. он был отправлен в Лейден — один из крупных научных центров в Голландии, славившийся своим богатейшим ботаническим садом. Кондаков и Жеребцов учились садовому искусству у голландского садовода Вилима Кука («Сборник Русского Исторического общества», т. 94, стр. 160).

Судьба Кондакова на родине была трагической. За «дерзкие слова» он был сослан и возвращен только через двенадцать лет. В 1740-х гг. он занимал должность старшего садового подмастерья «новоразводящегося в Царском Селе сада», а в 1752 г. получил звание садового мастера. Кондаков умер 16 февраля 1760 г. Значение деятельности М. Кондакова как руководителя школы садового искусства впервые получило верную оценку в монографии Т.Б. Дубяго «Летний сад». М.—Л., 1951, стр. 96.]

В 1748—1749 гг. был вырыт канал, ограничивший с четырех сторон центральную часть Нового сада. [В июне 1749 г. мельничный мастер Иоган Шмит составил чертежи четырех подъемных мостов «через строющийся около новозаводимого в селе Царском сада канал» (ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 11, 1749 г., д. 132, л. 24 и 1748 г., д. 137, л. 3).] Весной 1749 г. по каналу против циркумференций были посажены березы. [ЦГИАЛ, ф. 487 оп. 11, 1749 г., д. 130. Журнал Конторы строений Села Царского, 3 апреля 1749 г.] Тогда же началась разбивка на местности «Пернаса и протчих фигур» и посадка на территории сада деревьев и кустарника, продолжавшаяся несколько лет. [ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 11, 1749 г., д. 131, л. 51 об.] К концу 1750-х гг., т. е. ко времени окончания реконструкции Большого дворца, многое из задуманного в Новом саду оставалось еще не начатым. С утратой интереса к «архитектурным», т. е. регулярным садам, исчезло и стремление осуществить замысел во всем его объеме.

Главная композиционная ось Нового сада совпадала с осью дворца и служила ее продолжением. Проведя вторую ось, перпендикулярно к первой, автор проекта установил размеры четырех больших квадратных партеров, составлявших основу композиции сада.

[Разбивка Нового сада на четыре квадрата, со стороной каждого из них в 200 метров, была в известной мере подсказана планировкой парка Версаля, где боскеты по сторонам главной аллеи имеют те же размеры. Но Версаль не был единственным образцом, которому Жирар следовал при разработке проекта Нового сада. Он был хорошо знаком с садово-парковым искусством Италии эпохи Ренессанса.]

На перспективе, идущей параллельно фасаду дворца, Жирар предполагал устроить два фонтана с восьмиугольными бассейнами и два овальных амфитеатра, один из которых должен был быть украшен овальным же бассейном. [Вместо этого по обеим сторонам средней части Нового сада, за каналом, Шрейдер и Кондаков разбили тридцать куртин. В куртинах были посажены фруктовые деревья.] Всю территорию сада, включая и овальные амфитеатры, он собирался заключить в четкую раму канала. На пересечении двух главных осей сада должен был быть расположен фигурный партер с цветниками и круглым бассейном посредине. Сейчас здесь, в центре невысокого круглого холма, высится памятник Борцам революции.

В каждом из четырех больших квадратов Нового сада предполагалось осуществить одну из тех увеселительных затей, которые так любили в XVIII столетии.

В центре первого квадрата был сооружен «скарпир» — круглая насыпная площадка с откосами, отделанными дерном. На площадке находилась галерея, состоявшая из беседок, или «кабинетов», соединенных в одно целое. Первый квадрат до сих пор сохраняет свой регулярный характер. Это достигается систематической стрижкой шпалер акаций в партерах.

[В 1770-х гг. беседки на круглой площадке были сломаны и вместо них в ее центре установлено «резное дубовое дерево», с железной шатровой кровлей над ним, расписанной изнутри «под цвет облаков» (ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 13, 1776 г., д. 4, л. 39). В начале XIX в. эту площадку называли «Грибком», так как здесь стояла скамейка с шатром над ней в виде грибка. В документах, относящихся к 1750-м гг., галерея, построенная на площадке, названа «клетчатой» (ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 17, 1748 г., д. 462).]

В следующем квадрате намечалось устроить «воздушный театр» — театр под открытым небом, с дерновыми скамьями. Подобные театры существовали во многих садах в XVIII столетии. Но вместо «воздушного» здесь был сооружен монументальный каменный Китайский театр. Идея его постройки подсказана первоначальным проектом планировки Нового сада. 

Третий квадрат отвели для устройства высокой насыпной горы — Парнаса с ведущей наверх спиральной дорогой. На ее вершине была построена деревянная беседка.

[О начале в 1749 г. работ по «разбиванию в новозаводящемся в селе Царском саду Парнаса и прочих фигур» см.: ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 11, 1749 г., д. 131, л. 51 об.

В 1810-х гг. возникла мысль о постройке на вершине Парнаса нового павильона. Архитекторами П. В. Нееловым, В. П. Стасовым, В. Гесте, Л. Руска и П. Гонзаго были исполнены проекты павильона, но ни один из них не получил осуществления.

Высокие земляные горы, конической формы, со срезанной вершиной и идущей по склонам пологой дорогой, обсаженной подстриженным кустарником, строились в Италии в парках эпохи Возрождения и позднее в регулярных садах других западноевропейских стран. Насыпная земляная гора существовала на вилле Медичи в Риме. Идущая по ее склонам пологая дорога была обсажена кипарисами. См.: М. Gothеin. Geschichte der Gartenkunst. Jena, 1914, т. II, стр. 315.

Аналогичная гора была создана в Ботаническом саду (Jardin des plantes), основанном в 1623 г. в Париже. Бельведер на вершине горы существовал, например, в регулярном парке в Dunham Massie (Cheshire): R. Dutton. The English garden. London, 1937. В окрестностях Ленинграда известна насыпная гора — Парнас в Шуваловском парке, распланированном в середине XVIII столетия.]

Планировка четвертого квадрата Нового сада запечатлена на панораме Баризьена. 

[Заказанные Баризьену четыре панорамы Царского Села предназначались для украшения большого парадного зала Сухопутного шляхетного кадетского корпуса. Петр III при посещении корпуса 14 марта 1762 г. приказал взять их в Зимний дворец. В 1830 г. они были переданы из Эрмитажа в Большой Царскосельский дворец и в настоящее время экспонируются на временной выставке в Большом дворце в г. Пушкине.

Бенуа считал панорамы, находившиеся в Большом дворце, работами Махаева (цит. соч., стр. 159). Сведения о заказе картин Баризьену извлечены из материалов архива 1-го Кадетского корпуса (ЦГВИА, ф. 314, оп. 1, д. 3156, 1762 г., лл. 19 и 22). Биографические данные о Фридрихе Гартмане Баризьене приведены в работе: W. Neumann. Aus alter Zeit. Kunst und Rulturgeschichtliche Miszellen aus Liv — Est — und Kurland. Riga, 1913. Ему же принадлежит биографическая заметка о Баризьене в «Словаре» U. Tnieme и F. Becker, т. II. 1908, стр. 501—502.]

Здесь не было сложных земляных устройств, которые могли бы в дальнейшем служить помехой при его переделке. В 1778 г. в куртине был вырыт небольшой пруд неправильных очертаний, созданы искусственные островки, а пологие берега пруда и островков устланы дерном. [Договор с подрядчиком на земляные работы был заключен 10 марта 1778 г. (ЦГИАЛ, ф. 487, оп. 13, 1783 г., д. 112, л. 11). Деньги на устройство «озера с островами в Новом саду» были ассигнованы по указу 23 января 1778 г. (Там же, оп. 21, 1748—1792 гг., д. 126, л. 29). Воду в новые пруды и каналы пустили в 1787 г. Там же, ф. 468, оп. 43, 1769 г., д. 122, л. 171-а.]

Таким образом, четвертый квадрат, в нарушение первоначального замысла, получил пейзажную планировку.
Но старые аллеи лип и дубов и обрамляющие сад прямолинейные каналы сохранились до наших дней. На широкой средней аллее Нового сада еще растут мощные древние липы с гигантскими наростами — следами их стрижки в 1750—1760-х гг.

Новый сад был связующим звеном между ансамблем дворца и Зверинцем. Высокая каменная стена, построенная в 1750—1752 гг. по проекту Растрелли, ограждала квадратную в плане территорию Зверинца. По углам каменной ограды военный инженер Петр Островский возвел по собственным чертежам четыре мощных бастиона.

Павильон Монбижу, высившийся в самом центре Зверинца на восьмиугольной площадке, окруженной каналом, не уступал по своему художественному значению Эрмитажу.

Во второй половине столетия, когда велись работы по планировке пейзажного парка на берегах Большого пруда, они затронули не только Екатерининский парк, но и Новый сад. Было решено именно здесь реализовать мысль о создании комплекса ложнокитайских сооружений, включавшего Китайскую деревню, Китайский театр и другие постройки.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер