Кинетические сады

Как уже отмечалось выше, к концу XX века изыскания кинетистов нашли отклик в ландшафтной архитектуре. Сегодня без разновидностей «кинетического сада» не обходится ни один садовый фестиваль или выставка. Часто движущим элементом сада становится вода, именно она приносит в сад динамику, глубину и звучание. Так, на Цветочном шоу в Челси в 2003 году без присутствия воды в том или ином виде не обошелся ни один сад. Вода была представлена не только в привычных ипостасях. Помимо бегущей, льющейся, капающей или стоячей воды попадались относительно неожиданные для сада водные затеи: звук воды, изображение воды на горизонтально положенной плазменной панели с постоянно повторяющейся видеозаписью поверхности мутного аквариума с японскими карпами кои.

В 2003 году в Челси были представлены и такие откровенно кинетические экзерсисы как каскад в «Неправильном саду» (рис. 71). При взгляде на стеклянную поверхность композиции чудилось, будто вода поднимается по наклонной поверхности вверх и оттуда падает каскадом. Однако законы физики, к счастью, оказались незыблемыми, а зрители стали свидетелями не чуда, а простого обмана зрения. Вверх поднимались только пузырьки воздуха под стеклянной панелью, а вода, как ей и положено, стекала вниз по наклонной плоскости, попадая на нее следующим образом: часть потока сливалась в виде широкой плоской струи, а часть текла по верхней плоскости стеклянной призмы, придавая ей необходимую неровность. Но желаемый эффект, особенно если смотреть с некоторого расстояния, был достигнут.

«АРТ-ландшафты» кинетического направления иногда ведут диалог с предшествующими кинетическими композициями таких широко известных мастеров, как Кристиан Мегерт, Жан Тенгли, Вальтер Леблан, Пауль Тальман (рис. 72—75). Так же, как и при восприятии кинетических картин, зритель становится соучастником творчества проектировщика. В 1999 году на одном из главных садовых фестивалей во Франции был представлен необычный сад «Идея», в котором «фонтаны» в виде разноцветных стеблей фантастического бамбука использовались как искусственная система орошения и в то же время играли эстетическую роль. Движение и звук в этом кинетическом саду рождались водой.

Принцип организации сада основан на применении серии колонн-фонтанов из разноцветных пластиковых бутылок, перевернутых вверх срезанным дном, а горлышками нанизанных на длинную стальную трубу, скрытую в конструкции. Вокруг них море цветов и растений. Колонны из пластика так многочисленны и декоративны, что полностью господствуют над пространством.

Международный Садовый фестиваль на землях замка Шомон-на-Луаре проводится с 1992 года, и сюда каждый год приглашаются художники и проектировщики со всех сторон света, чтобы сказать новое слово в ландшафтном дизайне. Акцент ставится на нововведение и эксперимент, но все проекты должны быть реализованы. Иногда новые идеи выступают как вызов традиционным представлениям о садах. Таково произведение Лилианы Мольта и Жан-Кристофера Дениса — сад с названием «Идея» (рис. 76). На плане структура сада кажется традиционной и навеянной прошлым. План симметричный, с дорожками, четко разделяющими пространство на клумбы и растительные бордюры. В плане сад представляет собой группу многоугольников, растения в которых различаются по размерам, срокам цветения, характерам. В каждом многоугольнике высажен только один вид растения.

Традиционный по форме, этот сад, тем не менее, наполнен новым, оригинальным содержанием. Он равноценен эксцентричной композиции, подобной автоматам Жана Тенгли, чьи электрические машины и механические изобретения лязгают и грохочут во время их запрограммированного движения. Композиции Жана Тенгли состоят из как бы хаотического собрания зубчатых механизмов, колес, ременных приводов и электрических моторов, участвующих в создании беспредметных кинетических картин, которые может привести в движение любой зритель, тронув указанный рычажок. Начавшееся движение передается от механизма к механизму, от детали к детали, после чего вся конструкция приходит в движение. Таким образом возникает кинетическая, механически звучащая картина. Постепенно движение затухает — все останавливается и смолкает до следующего прикосновения. У Жана Тенгли есть и такие композиции, которые в процессе начавшегося движения саморазрушаются.

В саду «Идея» авторами также запрограммировано движение, возникающее под действием воды. Вода журчит, поднимаясь от основания до вершины резервуара из перевернутых пластиковых бутылок, и заполняет их одну за другой, пока колонна не становится похожей на миниатюрную цистерну. Дойдя до вершины, вода стремительно изливается потоком с приятным журчанием, поливая окружающие растения, пока вся конструкция, нагнувшись, полностью не опустеет. Тогда, подобно гибкому стеблю бамбука, колонна распрямляется, возвращаясь в исходное положение, и цикл повторяется. В противоположность анархическим композициям Жана Тенгли, цель этого сада —  в использовании «перпетуум-мобиле» для утилитарного назначения — своевременного орошения земли в многоугольниках.

Создателями этого сада Лилианой Мольта и Жан-Кристофером Денисом было вычислено, что необходимо 20 литров воды в неделю для орошения квадратного метра, чтобы растения могли пережить жаркое и сухое французское лето. При расчете получалось, что необходимы две колонны-фонтана высотой 1,5 метра на квадратный метр площади. Вычисления учитывали даже тот факт, что некоторые растения требуют больше воды, чем другие, поэтому некоторые колонны выше, а некоторые ниже расчетных 1,5 метров.

Как показывает его название, «Идея» — концептуальный сад. Лилиана Мольта, имеющая опыт работы в кино, в создании моды и архитектурных проектов, смело направила свой проект сада в русло эксперимента. Убедительно определить концепцию сада ей удалось, может быть, именно потому, что она специалист не только в области ландшафтной архитектуры, поэтому не испытывает исторических ограничений этой специальности.

Несмотря на то, что проект обошелся без множества составляющих, таких как газоны и бордюры, обязательные в традиционных садах, он, тем не менее, воспринимается именно как сад — с отдельным входом, с четкой планировкой, и, что важно, как территория, где растения чувствуют себя очень комфортно. Творчески исполненная система орошения, подобная скульптуре, производит захватывающее впечатление и является эффектной альтернативой трубам и струям обычного разбрызгивателя.

Итак, в садах конца XX — начала XXI века кинетические композиции стали не просто привычными, но — утилитарно используемыми.

Тем не менее, в них остается элемент игры, отличающий новое искусство. В искусстве эксперимент есть форма игрового поведения. «В традиционном искусстве игровое поле идентично плоскости картины. Играет только художник, зритель же из этой игры исключен. Зритель становится участником игры в тот момент, когда деятельность художника уже не нацелена исключительно на замкнутое в себе произведение, то есть в момент, когда соучастие созерцающего картину или даже действующего зрителя завершает, наконец, художественный процесс. Если, например, вы повернете шары Тальмана таким образом, что их светлые половины окажутся на одной стороне, а темные — на другой, то это будет статическая упорядоченность. Чтобы нарушить порядок, вам достаточно повернуть только один шар. Если вы теперь смешаете все шары, вы получите случайный порядок, значительно менее подверженный разрушениям (рис. 77). Иная форма игрового поведения заложена в кинетических объектах и прежде всего там, где движение не детерминировано, то есть непредсказуемо, — что как раз и является типичным признаком игры»* (Gerhard von Graevenitz. Vortlag in Kassel 5.12.1968. – 1968. – S.215).

Источник: Поиск новых форм в ландшафтной архитектуре. Забелина Е.В. 2005

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер